Правотолк / Публикации и практика / Обобщения судебной практики / Применением норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации / Обзор причин отмен и изменений решений Ленинского районного суда г. Чебоксары за 1 полугодие 2016 года

Обзор причин отмен и изменений решений Ленинского районного суда г. Чебоксары за 1 полугодие 2016 года

Срок давности по искам о просроченных повременных платежах (проценты за пользование заемными средствами, арендная плата и т.п.) исчисляется по каждому просроченному платежу.

Факт отключения в помещении радиаторов отопления от центральной системы отопления жилого дома, сам по себе не может указывать на прекращение подачи теплоснабжения в данное помещение и не может порождать последствия в виде освобождения от обязанности по оплате услуг теплоснабжения.

Товарищество собственников жилья обратилось в суд с иском к М. о взыскании задолженности по оплате услуг по содержанию и эксплуатации дома, отоплению за период с 03 мая 2009 года по 15 марта 2013 года, пени за просрочку платежей и судебных издержек. Исковые требованиями мотивированы тем, что в названный период ответчик являлся собственником нежилого помещения, расположенного по адресу: г. Томск. Обслуживание данного дома осуществляет ТСЖ. Свои обязанности по оплате расходов по содержанию и ремонту дома, а также по отоплению ответчик не исполнял, в результате чего у него образовалась задолженность, погасить которую в добровольном порядке он не желает.

Обжалуемым решением Ленинского районного суда г.Чебоксары Чувашской Республики постановлено: «Взыскать с М. в пользу ТСЖ задолженность по оплате содержания и ремонта жилья за период с 25 ноября 2012 года по 15 марта 2013 года, пени, расходы по оплате госпошлины, расходы на представителя, в удовлетворении остальной части иска отказать».

Указанное решение суда обжаловано истцом ТСЖ.

Разрешая исковые требования в части взыскания задолженности ответчика по оплате за содержание и текущий ремонт общего имущества многоквартирного дома, суд первой инстанции пришел к выводу о необходимости применения пропуска истцом срока исковой давности и взыскал начисленную за период с 25 ноября 2012 г. по 15 марта 2013г. плату за содержание и текущий ремонт общего имущества. Однако размер задолженности ответчика в пределах трехлетнего срока исковой давности судом определен неправильно ввиду следующего.

Согласно ст. 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, содержащимся в п.24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" по смыслу пункта 1 статьи 200 ГК РФ течение срока давности по иску, вытекающему из нарушения одной стороной договора условия об оплате товара (работ, услуг) по частям, начинается в отношении каждой отдельной части. Срок давности по искам о просроченных повременных платежах (проценты за пользование заемными средствами, арендная плата и т.п.) исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу.

Иск в суд ТСЖ подан 25 ноября 2015г. Срок давности распространяется на отношения, истекшие по своим обязанностям до 25.11.2012г. Согласно решения общего собрания ТСЖ от 12 февраля 2012г. срок платежа собственниками помещений в ТСЖ установлен не позднее 25 числа месяца, следующего за месяцем, котором были оказаны жилищно-коммунальные услуги. Соответственно за октябрь 2012г. ответчик должен был оплатить ЖКУ не позднее 25.11.2012г. Таким образом, на 25.11.2012г. у ответчика не исполнена обязанность по оплате за октябрь 2012г. Право ТСЖ на получение ежемесячного платежа за октябрь 2012г. нарушено после 25.11.2012г. исходя из установленных сроков платежа решением общего собрания ТСЖ, содержание которого соответствует ст. 155 ЖК РФ.

В пределах трехлетнего срока исковой давности с ответчика в пользу ТСЖ подлежат взысканию расходы за содержание и ремонт общего имущества, исходя из тарифов, определенных решением общего собрания ТСЖ «Олеся» и площади принадлежавшего ответчику нежилого помещения. Соответственно в указанной части решение суда подлежит изменению.

Разрешая требования истца в части взыскания с ответчика задолженности по оплате за отопление, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для возложения на ответчика обязанности по оплате тепловой энергии.

Указанные выводы суда первой инстанции относительно отсутствия у ответчика обязанности по оплате коммунальной услуги за отопление (т.е. полном освобождении от оплаты ЖКУ за отопление), судебная коллегия также нашла ошибочными, основанными на неправильном применении к сложившимся правоотношениям норм материального права.

В соответствии с ч. 1 и 2 ст. 157 ЖК РФ размер платы за коммунальные услуги рассчитывается по тарифам, установленным органами государственной власти субъектов Российской Федерации в* порядке, установленном федеральным законом, исходя из объема потребляемых коммунальных услуг, определяемого по показаниям приборов учета, а при их отсутствии исходя из нормативов потребления коммунальных услуг, утверждаемых органами государственной власти субъектов Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Правила предоставления, приостановки и ограничения предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домах устанавливаются Правительством Российской Федерации;

Так, Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 мая 2011 года №354 утверждены Правила предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов ( далее- Правила №354), которые действуют в настоящее время и применяются к отношениям, вытекающим из ранее заключенных договоров, содержащих условия предоставления коммунальных услуг, в части прав и обязанностей, которые возникнут после вступления в силу Правил №354. ">

Соответственно, со дня вступления Правил № 354 в силу признано утратившим силу постановление Правительства Российской Федерации от 23 мая 2006 года N 307 " О порядке предоставления коммунальных услуг гражданам", за исключением пунктов 15- 28 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам (далее- Правила № 307), утвержденных указанным постановлением (в части, касающейся порядка расчета размера платы за коммунальную услугу по отоплению), и пунктов 1- 4 приложения N2 к указанным Правилам (в части, касающейся порядка расчета размера платы за коммунальную услугу по отоплению), которые утрачивают силу с 1 января 2015 года.

Поскольку в пределах исковой давности подпадают неоплаченный долг с 25.11.2012г., т.е. начисленные платежи 1 октября 2012 года по 15 марта 2013 года, то по настоящему делу спорные правоотношения в соответствующих периодах подлежат разрешению на основании соответствующих норм Правил № 307 и №354.

При этом как ранее действующие, так и ныне действующие Правила среди прочего регулируют отношения по предоставлению коммунальных услуг собственникам помещений в многоквартирных домах, в том числе отношения между исполнителями и потребителями коммунальных услуг, устанавливают их права и обязанности, порядок определения размера платы за коммунальные услуги с использованием приборов учета и при их отсутствии, порядок изменения размера платы за отдельные виды коммунальных услуг в случаях, установленных данными нормативными актами, определяют основания и порядок Приостановления или ограничения предоставления коммунальных услуг, а также регламентируют вопросы, связанные с наступлением ответственности исполнителей и потребителей коммунальных услуг.

В соответствии с положениями, закрепленными в Правилах № 307 и № 354, потребителю могут быть предоставлены коммунальные услуги в виде отопления, то есть подачи по централизованным сетям теплоснабжения и внутридомовым инженерным системам отопления тепловой энергии, обеспечивающей поддержание в жилых и нежилых помещениях в многоквартирном доме, в помещениях, входящих в состав общего имущества в многоквартирном доме, температуры воздуха, установленной Правилами № 307 и № 354, в том числе и ресурсоснабжающей организацией как исполнителем коммунальных услуг.

Как при отсутствии коллективного (общедомового), общих (квартирных) и индивидуальных приборов учета во всех жилых или нежилых помещениях многоквартирного дома, так и при их наличии размер платы за коммунальную услугу по отоплению определяется в соответствии с формулами, установленными в приложениях 2 к Правилам № 307 и № 354. При этом потребитель коммунальной услуги по отоплению вносит плату за эту услугу совокупно без разделения на плату за потребление указанной услуги в жилом (нежилом) помещении и плату за ее потребление на общедомовые нужды. Правила № 307 и № 354 определили права и обязанности исполнителя коммунальных услуг и потребителей, основания и порядок изменения размера платы за коммунальные услуги.

В соответствии с этими положениями, а также ч. 1,4-6 ст. 26 ЖК РФ собственник жилого помещения или уполномоченное им лицо не вправе демонтировать или отключать обогревающие элементы, предусмотренные проектной и (или) технической документацией на многоквартирный жилой дом, самовольно увеличивать поверхности нагрева приборов отопления, установленных в жилом помещении, свыше параметров, предусмотренных проектной и ( или) технической документацией на многоквартирный или жилой дом, кроме как после получения разрешения на переустройство жилого помещения в установленном законом порядке.

В силу пункта 6 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13 августа 2006 г. N 491, в состав общего имущества включается внутридомовая система отопления, состоящая из стояков, обогревающих элементов,4 регулирующей и запорной арматуры, коллективных (общедомовых) приборов учета тепловой энергии, а также другого оборудования, расположенного на этих сетях.

Федеральным законом от 30.12.2009 №384-Ф3 «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» предусмотрено, что система инженерно- технического обеспечения является одной из систем здания или сооружения, предназначенной для выполнения функций водоснабжения, канализации, отопления, вентиляции, кондиционирования воздуха, газоснабжения, электроснабжения, связи, информатизации, диспетчеризации, мусороудаления, вертикального транспорта (лифты, эскалаторы) или функций обеспечения безопасности (подп. 21 п.2 ст.2).

Параметры и другие характеристики систем инженерно-технического обеспечения в процессе эксплуатации здания или сооружения должны соответствовать требованиям проектной документации.

В соответствии с подпунктом «в» пункта 35 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов потребитель не вправе самовольно демонтировать или отключать обогревающие элементы, предусмотренные проектной и (или) технической документацией на многоквартирный дом.

Аналогичные положения содержатся в пункте 1.7.1 Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденных Постановлением Государственного комитета Российской Федерации по строительству и жилищно-коммунальному комплексу от 27 сентября 2003 года №170.

Согласно пункту 15 статьй 14 Федерального закона от 27 июля 2010 года №190-ФЗ «О теплоснабжении» запрещается переход на отопление жилых помещений в многоквартирных домах с использованием индивидуальных квартирных источников тепловой энергии, перечень которых определяется правилами подключения (технологического присоединения) к системам теплоснабжения, утвержденными Правительством Российской Федерации, при наличии осуществленного в надлежащем порядке подключения к системам теплоснабжения многоквартирных домов, за исключением случаев, определенных схемой теплоснабжения.

По смыслу приведенных выше правовых норм проект переустройства жилого помещения, предполагающий отключение помещения в многоквартирном доме от центральной системы отопления с установкой индивидуального отопления, должен соответствовать строительным нормам и правилам проектирования и быть согласованным с теплоснабжающей организацией, поскольку затрагивает общедомовую инженерную систему отопления.

Из материалов дела следует, что нежилое помещение обеспечивается централизованным отоплением. Собственник указанного нежилого помещения (в спорный период - ответчик) самостоятельного договора по обеспечению теплоснабжения с какой-либо ресурсоснабжающей организацией не имеет. Через нежилое помещение проходит магистральный трубопровод внутренней системы отопления многоквартирного дома, система отопления многоквартирного дома - однотрубная тупиковая с разводкой подающей и обратной магистралей по цокольному этажу, о чем свидетельствует имеющаяся в материалах дела копия выписки из проектной документации. В соответствии с проектной документацией, система отопления многоквартирного дома - однотрубная тупиковая с разводкой подающей и обратной магистралей по цокольному этажу. Нежилое помещение ответчика входит в единый тепловой контур здания и потребляет тепло от проходящих по всему нежилому помещению вдоль наружных стен магистральных трубопроводов отопления.

В акте отражено, что собственник после выселения арендаторов, стал использовать нежилое помещение в качестве склада материальных ценностей. При этом, отключены радиаторы водяного отопления и их вентиля (краны) опломбированы. Вместе с тем Правила предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов №354 не предусматривают перерасчет платы коммунальной услуги по отоплению при временном отсутствии потребителя в жилом (нежилом) помещении. Отключение радиаторов, присоединенных к централизованным трубам отопления , не свидетельствует о прекращении подачи услуг по централизованному теплоснабжению, поскольку теплоснабжение обеспечивается также от стояков и магистрального трубопровода внутренней централизованной системы отопления, проходящей по периметру нежилого помещения. Изложенное подтверждено также замерами параметров микроклимата нежилого помещения в зимний период времени, изложенными в акте АНО «Томский центр экспертиз».

Выводы суда первой инстанции о том, что при отключении вентилей радиатора, присоединенного к системе отопления многоквартирного дома, в нежилом помещении прекращается предоставление коммунальной услуги по отоплению в многоквартирном доме не основаны на нормах действующего законодательства (Федерального закона «О теплоснабжении», Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 мая 2011 года №354; Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденных Постановлением Госстроя России от 27.09.2003 №170). При том, что передача тепловой энергии согласно положениям стать 2 ФЗ «О теплоснабжении» представляет собой совокупность действий, обеспечивающих поддержание тепловых сетей в состоянии, соответствующем установленным техническими регламентами требованиям, прекращение ресурсоснабжающей организацией передачи тепловой энергии в отдельно расположенное нежилое помещение многоквартирного дома может иметь место лишь при наличии технической возможности. Какое-либо переустройство систем отопления нежилого помещения в рассматриваемом случае не имело место.

Принимая во внимание данное обстоятельство, а также то, что доставка тепловой энергий в жилой дом имеет технологические особенности (через систему инженерных сетей, стояков и т.д.), факт отключения ответчиком расположенных в принадлежащем ему нежилом помещении радиаторов отопления от центральной системы отопления жилого дома, сам По себе не может указывать на прекращение подачи теплоснабжения в данное помещение и не может свидетельствовать о возникновении у ресурсоснабжающей организации возможности для такого прекращения.

Таким образом, отключение радиаторов отопления в нежилом помещении не прекращает подачу тепловой энергии через центральную систему отопления (стояки теплоснабжения) и не может порождать правовые последствия в виде освобождения от обязанности по оплате услуг теплоснабжения. Решение в указанных частях было изменено (гр.дело № 2-1438/2016).

2. Вопросы, связанные с применением обеспечительных мер по гражданским делам, в отношении лиц, проходящих процедуру банкротства, урегулированы ФЗ от 26.10.2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и не может быть разрешен районным судом (гр.дело № 2-2230/2016).

ПАО «АК БАРС» БАНК обратилось в суд с иском к Г. о расторжении кредитного договора, взыскании задолженности по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество, судебных расходов, одновременно заявив ходатайство о принятии мер по обеспечению иска в виде наложения ареста на имущество ответчика Г. в пределах цены иска.

Определением Ленинского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 14 марта 2016 года приняты меры по обеспечению иска, наложен арест на имущество ответчика.

Не согласившись с указанным определением, финансовый управляющий индивидуального предпринимателя Г. подала на него частную жалобу. В жалобе отмечено, что обеспечительные меры наложены судом в рамках дела, подлежащего прекращению, поскольку оно не должно рассматриваться в порядке искового производства в суде общей юрисдикции. Отмечала, что решением арбитражного суда Чувашской Республики индивидуальный предприниматель признан несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство. Предъявленная к взысканию задолженность является реестровой и подлежит включению в реестр требований кредиторов должника в порядке, определенном ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» на основании определения Арбитражного суда ЧР.

Суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. 139, 140-144 ГПК РФ и удовлетворяя заявление представителя истца о принятии обеспечительных мер, пришел к выводу о том, что непринятие по данному делу мер обеспечительного характера может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда по делу.

В соответствии со ст. 24 ГК РФ гражданин отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание.

Согласно статье 25 ГК РФ гражданин, который не способен удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, может быть признан несостоятельным (банкротом) по решению арбитражного суда. Основания, порядок и последствия признания арбитражным судом гражданина несостоятельным (банкротом), очередность удовлетворения требований кредиторов, порядок применения процедур в деле о несостоятельности (банкротстве) гражданина устанавливаются законом, регулирующим вопросы несостоятельности (банкротства).

Основания, порядок и последствия признания арбитражным судом гражданина банкротом, очередность удовлетворения требований кредиторов, порядок применения процедур в деле о банкротстве гражданина установлены Законом о банкротстве (пункт 2 статьи 25 ГК РФ), пункты 1 и 3 статьи 1 Закона).

Вопросы, связанные с применением обеспечительных мер по гражданским делам в отношении лиц, проходящих процедуру банкротства, урегулированы Федеральным законом от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Положения Закона о банкротстве, регулирующие процедуры, применяемые в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, вступили в силу с 1 октября 2015 года (часть 2 статьи 14 Федерального закона от 29 июня 2015 года № 154-ФЗ).

Согласно п.п. 9 п. 1 ст. 126 указанного Федерального закона с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства: снимаются ранее наложенные аресты на имущество должника и иные ограничения распоряжения имуществом должника. Основанием для снятия ареста на имущество должника является решение суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Наложение новых арестов на имущество должника и иных ограничений распоряжения имуществом должника не допускается.

Статьей 214.1 указанного Федерального закона установлено, что к отношениям, связанным с банкротством индивидуальных предпринимателей, применяются правила, установленные параграфами 1.1, 4 главы X настоящего Федерального закона, с учетом особенностей, установленных настоящим параграфом.

В соответствии с пунктом 1 ст. 213.25 указанного Федерального закона все имущество гражданина, имеющееся на дату принятия решения арбитражного суда о признании гражданина банкротом и введении реализации имущества гражданина и выявленное или приобретенное после даты принятия указанного решения, составляет конкурсную массу, за исключением имущества, определенного пунктом 3 настоящей статьи.

Так как суд допустил нарушение норм материального права, что привело к принятию неправильного определения, судебная коллегия определение суда отменила с вынесением нового определения об отказе в удовлетворении заявления истца.

3. Принятие решения, затрагивающее права и обязанности третьих лиц, не привлеченных к участию в деле, является незаконным.

К. обратился в суд с иском к ГУП ЧР «Чувашавтотранс» о возмещении ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием. Требования мотивированы тем, что в результате дорожно-транспортного происшествия, по вине водителя автобуса, принадлежащего ответчику ГУП ЧР «Чувашавтотранс», автомобиль истца, получил механические повреждения, истцу причинен материальный ущерб. Страховая компания ОАО «НАСКО», застраховавшая гражданскую ответственность истца, признала указанное дорожно-транспортное происшествие страховым случаем и выплатила истцу страховое возмещение в общем размере 120 000 руб. Истец просил взыскать с ответчика причиненный ущерб, расходы по проведению оценки, расходы на оплату услуг представителя, расходы по составлению доверенности, возврат государственной пошлины.

Судом вынесено выше решение, обжалованное истцом по мотивам того, что не были привлечены к участию в деле: ПАО «Росгосстрах» - страховщика гражданской ответственности ответчика ГУП ЧР «Чувашавтотранс», СПАО «РЕСО- Гарантия», - страховщика гражданской ответственности третьего лица ООО «Чебоксарский хлебозавод № 1».

В соответствии с п.п. 4 п. 4 ст. 330 ГПК РФ основаниями для отмены решения суда первой инстанции в любом случае является принятие решения о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле.

Как следует из материалов дела, уточненный иск К. заявлен к ответчику ГУП ЧР «Чувашавтотранс».

Суд, отказывая в удовлетворении требований истца, отметил, что автомобиль истца получил повреждения в результате двойного контактного взаимодействия транспортных средств в ДТП, после второго происшествия объем повреждений увеличился, страховщик истца ООО «НАСКО», действующий за страховщика виновника ДТП, выплатил страховое возмещение в размере 120 000 руб., что превышает 50% размера причиненного ущерба, приходящегося на долю ответчика. Суммы страховой выплаты ООО «НАСКО» в последующем вправе получить от страховщиков виновников ДТП, в том числе со страховщика ответчика.

Таким образом, суд разрешил вопрос о правах и обязанностях страховщиков ответчиков, не привлеченных к участию в деле.

Определением судебной коллегии от 21 марта 2016 года настоящее гражданское дело было назначено к рассмотрению судом апелляционной инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ.

К участию в качестве третьих лиц привлечены ПАО «Росгосстрах» (страховщик гражданской ответственности ГУП ЧР «Чувашавтотранс») и С. (водитель автомобиля третьего лица ООО «Чебоксарский хлебозавод № 1»).

В соответствии с ч. 5 ст. 330 ГПК РФ при принятии судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, суд апелляционной инстанции рассматривает дело по правилам производства в суде первой инстанции.

Рассмотрев настоящее дело в соответствии с требованиями указанной выше нормы ГПК РФ, исследовав доказательства по делу, выслушав объяснения представителей сторон, третьих лиц, признав возможным рассмотрение дела в отсутствие остальных лиц, участвующих в деле, извещенных о времени и месте рассмотрения жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 2 п. 3 ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях. В силу положений ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имущества гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В силу ч. 1 ст. 931 ГК РФ по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена.

В случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы (ч. 4 ст. 931 ГК РФ).

Федеральным законом от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» определяются правовые, экономические и организационные основы обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

В силу п. 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.01.2015 № 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» размер страховой суммы, установленный статьей 7 Закона об ОСАГО, применяется к договорам, заключенным начиная с 1 октября 2014 года (подпункт «б» пункта 6 статьи 1 Федерального закона от 21 июля 2014 года № 223-ФЭ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» и отдельные законодательные акты РФ) По договорам, заключенным до этой даты, предельный размер страховых выплат потерпевшим составляет на одного потерпевшего 120 000 рублей, при причинении вреда нескольким лицам - 160 000 рублей.

Согласно п. 41 указанного постановления Пленума ВС РФ в случае, если дорожно- транспортное происшествие произошло в результате взаимодействия (столкновения) более двух транспортных средств (включая транспортные средства с прицепами к ним), осуществление страховой выплаты в порядке прямого возмещения ущерба в соответствии со статьей 14.1 Закона об ОСАГО не производится. Заявление о страховой выплате в связи с причинением вреда имуществу потерпевшего направляется страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность лица, причинившего вред (абзац второй пункта 1 статьи 12 Закона об ОСАГО).

Материалами дела установлено, что в г. Чебоксары на ул. Ю.Фучика произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого водитель К, управляя автомобилем ПАЗ, принадлежащим ГУП ЧР «Чувашавтотранс», застраховавшим свою гражданскую ответственность в ООО «Росгосстрах», совершил столкновение с автомобилем истца, под управлением водителя Л., застраховавшим свою гражданскую ответственность в ООО «НАСКО». Автомобиль истца имел повреждения: две задние двери, два стекла, задний бампер, задняя правая фара.

На момент дорожно-транспортного происшествия автомобиль истца, принадлежал на праве собственности ООО «Пионер-Лизинг», владельцем которого по договору лизинга являлся истец К. (в настоящее время истец является собственником автомобиля). Указанное обстоятельство подтверждается справкой о дорожно-транспортном, из которой также следует, что в отношении К. вынесено постановление по делу об административном правонарушении. В действиях водителя автомобиля истца нарушений не имеется.

В последующем, через пять минут произошло второе дорожно- транспортное происшествие с участием автомашины ГУП ЧР «Чувашавтотранс» - и автомобиля ГАЗ-2790, принадлежащим ООО «Чебоксарский хлебозавод № 1», под управлением водителя С.

Из справки о ДТП следует, что в отношении С., водителя автомобиля ГАЗ-2790, вынесено определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении, в действиях К. водителя автомобиля ПАЗ, нарушений не имеется. Гражданская ответственность по автомобилю ГАЗ-2790 застрахована собственником ООО «Чебоксарский хлебозавод № 1» в ОСАО «Ресо-Гарантия». Судом апелляционной инстанции также исследованы и приняты во внимания объяснения свидетелей ДТП.

Таким образом, в материалы дела представлено две справки о дорожно-транспортном происшествии от 05.02.2015 года и два административных материала.

При таких обстоятельствах, учитывая вышеизложенное, оценив доказательства в их совокупности, судебная коллегия приходит к выводу о наличии причинно-следственной связи между действиями работника ГУП ЧР «Чувашавтотранс» и работника третьего лица ООО «Чебоксарский хлебозавод № 1» и причинением ущерба истцу. Повреждения автомобилю истца причинены в двух отдельных дорожно-транспортных происшествиях, то есть как от первого ДТП с участием двух автомобилей, при взаимодействии (удара) на автомобиль истца автомобиля ГУП ЧР «Чувашавтотранс», так и от второго ДТП с участием трех автомобилей, при взаимодействии автомобилей ГУП ЧР «Чувашавтотранс» и третьего лица ООО «Чебоксарский хлебозавод № 1» на автомобиль истца.

Экспертом ФБУ Чувашская ЛСЭ МЮ РФ в своем сообщении о невозможности дать заключение, указано, что степень повреждения деталей при первом контакте и при втором контакте определить не представляется возможным, так как повреждения от вторичного столкновения образованы поверх первично имеющихся.

Судебная коллегия исходила из того, что в настоящем случае не представляется возможным определить степень вины в причинении общего ущерба истцу в результате отмеченных дорожно-транспортных происшествий от действий работника ГУП ЧР «Чувашавтотранс» и работника ООО «Чебоксарский хлебозавод № 1», и определяет вину указанных лиц в причинении ущерба имуществу истца в равных частях по 50%.

Стоимость причиненного ущерба определена заключением экспертизы.

Судебная коллегия при оценке выводов данного заключения исходила из того, что они в полном объеме согласуются со всеми материалами дела, являются последовательными. Выводы, изложенные в заключении, подробно мотивированы, соответствуют предмету исследования, оценка предмета оценки проведена в соответствии с требованиями законов, в том числе Единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт. Доказательств, опровергающих выводы заключения, а также примененные методы оценки, примененных цен и аналогов в материалы дела не представлено, о существенных нарушениях процедуры проведения оценки и обоснования выводов по заключению, свидетельствующих о недостоверности заключения, не заявлено и не подтверждено.

Исходя из этих обстоятельств, ходатайство представителя ОСАО «РЕСО-Гарантия» о назначении экспертизы было оставлено без рассмотрения.

Из материалов дела следует, что ОАО «НАСКО», застраховавшее гражданскую ответственность истца, осуществила последнему страховую выплату по прямому возмещению убытков в общем размере 120 000 руб., тем самым осуществив свои обязательства по прямому возмещению убытков за страховщика ответчика ПАО «Росгосстрах» от первого ДТП, произошедшего 05.02.2016 года с участием автомобилей истца и ГУП ЧР «Чувашавтотранс». Как следует из уточненного искового заявления, исковые требования заявлены к ПАО «Росгосстрах» и СПАО «РЕСО-Гарантия».

Частью 4 ст. 14.1 Федерального закона № 40-ФЗ в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений, предусмотрено, что страховщик, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего, осуществляет возмещение вреда, причиненного имуществу потерпевшего, от имени страховщика, который застраховал гражданскую ответственность лица, причинившего вред (осуществляет прямое возмещение убытков), в соответствии с предусмотренным статьей 26.1 настоящего Федерального закона соглашением о прямом возмещении убытков в размере, определенном в соответствии со статьей 12 настоящего Федерального закона.

В силу того, что ОАО «НАСКО» возместило истцу ущерб за ПАО «Росгосстрах», в указанной части исковые требования не подлежат удовлетворению.

Из уточненного искового заявления следует, что истец обращался с претензией к ПАО «Росгосстрах», ОАО «НАСКО» и СПАО «РЕСО-Гарантия», в которой просил выплатить страховое возмещение.

ПАО «Росгосстрах» письмом, указало, что истцу необходимо обратиться в ОАО «НАСКО», поскольку решение о выплате страхового возмещения принимает компания прямого страховщика (ОАО «НАСКО»), ПАО «Росгосстрах» не имеет полномочий принимать решение по требованию истца.

ОАО «НАСКО» письмом от 16.02.2016 года ответило истцу, что им в полном объеме исполнена обязанность по выплате страхового возмещения, ссылаясь на п. 10 Правил ОСАГО (утв. Постановлением Правительства РФ от 07.05.2003 года № 263).

Ответа от СПАО «РЕСО-Гарантия» на претензию истца не последовало.

Исходя из абзаца второго пункта 1 статьи 12 Закона об ОСАГО, п. 41 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.01.2015 № 2 страховщик виновного лица, причинившего вред, обязан возместить причиненный в дорожно-транспортном происшествии вред. Заявленные в уточненном исковом заявлении требования истца к СПАО «РЕСО- Гарантия» о возмещении суммы страхового возмещения в апелляционной инстанции представителем истца поддержаны только в части. С учетом изложенных обстоятельств, исковые требования Истца были удовлетворены судом апелляционной инстанции частично (гр. дело № 2-86/2016).

4. Основанием для отказа от подписания акта приема-передачи объекта недвижимости являются не любые недостатки, а только недостатки, которые делают объект непригодным для предусмотренного договором использования.

Д., Д. обратились в суд с иском к ООО «Альянс- Недвижимость», мотивировав его нарушением ответчиком сроков передачи объекта долевого строительства, расположенных по строительному адресу в г. Чебоксары.

В нарушение условий договора на участие в долевом строительстве, в редакции дополнительного соглашения, предусматривающего передачу объекта строительства в срок до 1.09.2015 года, Общество в установленный срок передачу квартиры не осуществило что, по мнению истцов, "предоставляет им право требования уплаты неустойки за период с 1.09.2015 года по 19.11.2015 года каждому истцу, компенсации морального вреда, штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, судебных расходов по оплате услуг представителя.

Решением Ленинского районного суда города Чебоксары Чувашской Республики с ООО «Альянс-Недвижимость» в пользу каждого из истцов взысканы неустойка за нарушение срока передачи объекта долевого строительства, компенсация морального вреда, штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, а также в пользу Д. расходы на оплату услуг представителя. Истцам отказано в удовлетворении остальной части иска.

На указанное решение суда ООО «Альянс-Недвижимость» подана апелляционная жалоба на предмет изменения решения в части взысканных судом сумм неустойки, компенсации морального вреда, судебных расходов по оплате услуг представителя.

Изучив материалы дела, проверив решение суда в обжалуемой части по доводам апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Как установлено судом и следует из материалов дела, между ООО «Альянс-Недвижимость» и Д. заключен Договор, предметом которого является строительство для участников долевого строительства и передача им в совместную собственность в равных долях двухкомнатной и однокомнатной квартир.

Согласно пункту Договора плановый срок окончания строительства и ввода дома в эксплуатацию - 30.06.2015 года. Срок передачи объекта долевого строительства участнику - в течение 2 месяцев после ввода дома в эксплуатацию. Применительно к настоящему делу - в срок до 1.09.2015 года.

Юридически значимым и подлежащим доказыванию является вопрос об исполнении застройщиком обязанности по уведомлению участника долевого строительства о завершении строительства, о готовности объекта долевого строительства к передаче, а также предупреждения участника долевого строительства о необходимости принятия объекта долевого строительства и о последствиях бездействия.

Применив указанные положения закона во взаимосвязи с пунктом 6 статьи 13 и статьей 15 Закона Российской Федерации от 7.02.1992 года N 2300-1 «О защите прав потребителей», и установив, что в срок, предусмотренный пунктом 1.3 указанного Договора, до 1.09.2015 года обязательства по передаче квартиры Обществом исполнены не были и квартиры были переданы по акту приема - передачи в собственность участников строительства только 19.11.2015 года, суд пришел к выводу о нарушении ответчиком обязательства по сроку передачи квартир, допущении просрочки за период с 1.09.2015 года по 19.11.2015 года, в связи с этим, применив по заявлению ответчика положения пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, взыскал с указанного ответчика в пользу истцов неустойку за данное нарушение, компенсацию морального вреда в размере, штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителей.

Разрешение на ввод объекта в эксплуатацию получено Обществом 1.10.2015 года.

Сообщение о завершении строительством направлено ООО «Альянс-Недвижимость» истцам 1.10.2015 года, получено ими 12.10.2015 года.

Заявлением от 15.10.2015 года истцы просили о начислении им соответствующей суммы неустойки за каждый день просрочки до подписания ими акта приема-передачи (так по тексту). Истцы также указали на замечания по качеству передаваемого объекта долевого строительства, выразив мнение о возможности подписания передаточного акта только после устранения недостатков. Требование застройщиком получено 19.10.2015 года.

Судебная коллегия исходит из следующего.

В соответствии с пунктом 3.2.2 Договора участник долевого строительства обязан принять объект в течение 7 рабочих дней с даты указанной в уведомлении застройщика.

Исходя из названных условий Договора и буквального содержания уведомления застройщика, получения его участниками строительства, судебная коллегия определяет этот срок по 20.10.2015 года (7 рабочих дней с 12.10.2015 года).

Потребителями было заявлено о наличии недостатков в квартире.

Согласно статье 7 Закона N 214-ФЗ застройщик обязан передать участнику долевого строительства объект долевого строительства, качество которого соответствует условиям договора, требованиям технических регламентов, проектной документации и регламентов, а также иным обязательным требование. В случае, если объект долевого строительства построен (создан) застройщиком с отступлениями от условий договора и (или) указанных в части 1 настоящей статьи обязательных требований, приведшими к ухудшению качества такого объекта, или с иными недостатками, которые делают его непригодным для предусмотренного договором использования, участник долевого строительства, если иное не установлено договором, по своему выбору вправе потребовать от застройщика: безвозмездного устранения недостатков в разумный срок; соразмерного уменьшения цены договора; возмещения своих расходов на устранение недостатков (часть 2).

В соответствии со статьей 8 Закона N 214-ФЗ участник долевого строительства до подписания передаточного акта или иного документа о передаче объекта долевого строительства вправе потребовать от застройщика составления акта, в котором указывается несоответствие объекта долевого строительства требованиям, указанным в части 1 статьи 7 настоящего Федерального закона, и отказаться от подписания передаточного акта или иного документа о передаче объекта долевого строительства до исполнения застройщиком обязанностей, предусмотренных частью 2 статьи 7 настоящего Федерального закона (пункт 5).

Однако с требованием к застройщику о составлении акта истцы не обращались.

Кроме того, отказ истцов принять объект долевого строительства в связи с наличием недостатков, даже при условии их доказанности, не свидетельствует о нарушении ответчиком сроков по передаче объекта долевого строительства в период с 20.10.2015 года по 19.11.2015 года, поскольку истцы не были лишены возможности принять объекты долевого строительства по акту приема-передачи и основанием для отказа от подписания акта приема-передачи объекта недвижимости являются не любые недостатки, а только недостатки, которые делают объект непригодным для предусмотренного договором использования.

Аналогичные условия содержатся в пункте 3.2.3 Договора.

11.11.2015 года Обществом в адрес истцов повторно направлено требование о готовности объекта долевого строительства. 16.11.2015 года Обществом инициировано обращение в суд с иском о понуждении Д. к принятию объекта строительства.

В материалах дела отсутствуют доказательства и поименованные в заявлении истцами недостатки не свидетельствуют о том, что в квартирах имелись критичные недостатки, которые в своей совокупности делали их непригодными для использования, и они были устранены застройщиком по требованию участников долевого строительства.

При таком положении, судебная коллегия не соглашается с выводом суда о том, что у истцов имелись предусмотренные пунктом 5 статьи 8 Закона N 214-ФЗ основания отказаться от подписания передаточного акта и приходит к выводу о нарушении Обществом сроков передачи объектов долевого строительства истцам с 1.09.2015 года по 20.10.2015года и необоснованно требований истцов за пределами указанного срока.

По заявлению ответчика в рассматриваемом случае суд усмотрел исключительные основания для применения положений пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и уменьшил размер неустойки ввиду её явной несоразмерности последствиям нарушения ответчиком обязательств.

В жалобе апеллянта не имеется доводов, выражающих несогласие с применением указанной нормы материального права к спорным правоотношениям.

По мнению подателя жалобы, размер неустойки является чрезмерным.

Неустойка - одна из предусмотренных пунктом 1 статьи 329 Гражданского кодекса Российской Федерации способов обеспечения исполнения обязательства.

Согласно пункту 1 статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации неустойкой признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

Согласно абзацу 2 пункта 34 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" применение статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.

Таким образом, действующим законодательством установлен правовой механизм для уменьшения размера неустойки, и правила статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации применяются также в случаях, когда неустойка определена законом.

В рассматриваемом случае вопрос об уменьшении неустойки был поставлен перед судом первой инстанции ответчиком ООО «Альянс-Недвижимость».

Понимая под соразмерностью суммы неустойки последствиям нарушения обязательства с учетом компенсационного характера гражданско-правовой ответственности выплату кредитору такой компенсации за потери, которая будет адекватна нарушенному интересу и соизмерима с ним, судебная коллегия приходит к выводу, что подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, подлежит уменьшению и распределению между истцами в равных долях. При этом судебная коллегия учитывает и уменьшение периода просрочки (гр.дело № 2-518/2016)

10.05.2017 00:00

Источник: Гражданский юрист в г. Чебоксары
Яндекс.Метрика
Вход на сайт