Правотолк / Публикации и практика / Обобщения судебной практики / Земельные споры / Обзор судебной практики по вопросам, возникающим в связи с применением нормативных правовых актов, регулирующих земельные правоотношения

Обзор судебной практики по вопросам, возникающим в связи с применением нормативных правовых актов, регулирующих земельные правоотношения

Обзор судебной практики по вопросам, возникающим в связи с применением нормативных правовых актов, регулирующих земельные правоотношения

Признание права собственности на земельный участок 

1. При переходе права собственности на здание или сооружение, принадлежащее собственнику земельного участка, на котором оно находится, к приобретателю здания или сооружения переходит право собственности на земельный участок, занятый зданием или сооружением и необходимый для его использования, если иное не предусмотрено законом.
Общество с ограниченной ответственностью (далее - ООО) обратилось в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу (далее - ОАО) о признании права собственности на земельный участок, занятый зданием, принадлежащим на праве собственности ООО, и необходимый для его использования.
Решением арбитражного суда в удовлетворении иска было отказано. Принимая решение, суд первой инстанции исходил из отсутствия у ООО правоустанавливающих документов на спорный земельный участок.
Судом апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было отменено в силу следующих обстоятельств.
По общему правилу, при предъявлении иска о признании права собственности истец, как лицо, претендующее на признание себя собственником конкретного имущества, должен доказать наличие определенного круга юридических фактов, которые образуют основание его права собственности.
Таким образом, при предъявлении лицом иска о признании права собственности на вещь необходимо доказать наличие одного из предусмотренных законом оснований возникновения такого права.
Обращаясь в суд с иском, ООО в качестве основания возникновения у него права собственности сослался то, что он является собственником здания, расположенного на спорном земельном участке.
Согласно ст. 273 Гражданского кодекса Российской Федерации при переходе права собственности на здание или сооружение, принадлежащее собственнику земельного участка, на котором оно находится, к приобретателю здания или сооружения переходит право собственности на земельный участок, занятый зданием или сооружением и необходимый для его использования, если иное не предусмотрено законом.
В соответствии с п. 4 ст. 35 Земельного кодекса РФ отчуждение здания, строения, сооружения, находящихся на земельном участке и принадлежащих одному лицу, производится вместе с земельным участком.
Как разъяснено в п. 11 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства», согласно п. 4 ст. 35 Земельного кодекса РФ отчуждение здания, строения, сооружения, находящихся на земельном участке и принадлежащих одному лицу, за исключением указанных в нем случаев, проводится вместе с земельным участком.
Таким образом, из названных правовых норм следует, что собственник здания (сооружения) имеет право на тот земельный участок, который занят этой недвижимостью и необходим для ее использования.
Как следует из материалов дела, были проведены торги по продаже арестованного недвижимого имущества ОАО. В соответствии с протоколами о результатах торгов по продаже арестованного имущества ООО приобрело в собственность здание. Согласно свидетельствам о государственной регистрации права ООО являлось собственником указанного здания.
Таким образом, зарегистрировав право собственности на здание, ООО обоснованно обратилось с требованием о признании права собственности на земельный участок, необходимый для эксплуатации этого имущества, и у суда первой инстанции не было основания для отказа в удовлетворении исковых требований.
(Постановление апелляционной инстанции от 22.01.2009г. по делу № А68-6125/2008).

Нецелевое использование земельного участка 

2. Неиспользование в течение трех лет земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства, является административным правонарушением, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 8.8 КоАП РФ.
Общество с ограниченной ответственностью (далее - Общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору (далее - Управление) о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ст. 8.8 КоАП РФ - за неиспользование земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства, в указанных целях в течение трех лет.
Решением арбитражного суда заявленные требования были удовлетворены.
Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было оставлено без изменения в силу следующих обстоятельств.
Как следует из материалов дела, на основании приказа Управления, в отношении общества было проведено мероприятие по контролю за использованием обществом принадлежащих ему на праве собственности земельных участков сельскохозяйственного назначения.
В результате контрольных мероприятий было установлено, что общество не использует предназначенные для сельскохозяйственного производства в указанных целях в течение трех лет земельные участки, поэтому Управлением было принято постановление о привлечении Общества к административной ответственности по ст. 8.8 КоАП РФ.
Согласно ст. 42 Земельного кодекса Российской Федерации собственники земельных участков и лица, не являющиеся собственниками земельных участков, обязаны в числе прочего использовать земельные участки в соответствии с их целевым назначением и принадлежностью к той или иной категории земель и разрешенным использованием способами, которые не должны наносить вред окружающей среде, в том числе земле как природному объекту.
Под использованием земель по целевому назначению подразумевается осуществление землепользования в соответствии с правовым режимом, определенным Земельным кодексом Российской Федерации. Деление земель по целевому назначению на категории предусмотрено статьей 7 Кодекса, при этом в качестве отдельной категории выделяются земли сельскохозяйственного назначения.
В соответствии с п. 1 ст. 77 ЗК РФ землями сельскохозяйственного назначения признаются земли за чертой поселений, предоставленные для нужд сельского хозяйства, а также предназначенные для этих целей.
В силу ст. 8.8 КоАП РФ использование земель не по целевому назначению, неиспользование земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства либо жилищного или иного строительства, в указанных целях в течение срока, установленного федеральным законом, а равно невыполнение установленных требований и обязательных мероприятий по улучшению земель и охране почв от ветровой, водной эрозии и предотвращению других процессов, ухудшающих качественное состояние земель, влечет наложение административного штрафа на юридических лиц - от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда.
Согласно пп. 4 п. 2 ст. 45 ЗК РФ срок неиспользования земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства, которое представляет собой объективную сторону административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 8.8 КоАП РФ, составляет три года.
Доказательств, подтверждающих факт неиспользования обществом земель сельскохозяйственного назначения по целевому назначению в течение трехлетнего срока, Управление не представило.
Поскольку на момент проверки не истек предусмотренный законодательством трехлетний срок неиспользования Обществом земельного участка, привлечение к административной ответственности по данному основания являлось незаконным.
Таким образом, делая вывод о недоказанности Управлением наличия события административного правонарушения по ст. 8.8 КоАП РФ, суд первой инстанции правомерно признал незаконным и отменил постановление Управления о привлечении общества к административной ответственности, предусмотренной ст. 8.8 КоАП РФ.
(Постановление апелляционной инстанции от 24.02.2009г. по делу № А68-8693/2008; постановление апелляционной инстанции от 12.03.2009г. по делу № А54-5478/2008).
3. Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору и ее территориальные органы не уполномочены на рассмотрение дел об использовании земель не по целевому назначению, в том числе, земель сельскохозяйственного назначения.
Общество с ограниченной ответственностью (далее - Общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением к Управлению Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору (далее - Управление) о признании незаконным и отмене постановления о назначении административного наказания за использование земель не по целевому назначению.
Решением арбитражного суда требования были удовлетворены.
Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было оставлено без изменения в силу следующих обстоятельств.
Судом было установлено, что по результатам проверки, проведенной Управлением был составлен акт о нарушении обществом норм пп. 3 п. 1 ст. 13, ст. 24 Земельного кодекса Российской Федерации, а также ст. 2 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды». Перечисленные в акте проверки земельные участки, по мнению Управления, не использовались по целевому назначению.
Согласно пункту 3 части 1 статьи 22.1 КоАП РФ дела об административных правонарушениях, рассматриваются в пределах компетенции, установленной главой 23 настоящего Кодекса, федеральными органами исполнительной власти, их учреждениями, структурными подразделениями и территориальными органами, а также иными государственными органами, уполномоченными на то исходя из задач и функций, возложенных на них федеральными законами либо нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации.
Правительство Российской Федерации постановлением от 15.11.2006 N 689 "О государственном земельном контроле" утвердило Положение о государственном земельном контроле.
Названным Положением установлен порядок осуществления государственного земельного контроля Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору и ее территориальными органами.
В силу пункта 5 Положения Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору и ее территориальные органы осуществляют на землях сельскохозяйственного назначения и земельных участках сельскохозяйственного использования в составе земель поселений контроль за соблюдением:
а) выполнения в соответствии с Федеральным законом "О государственном регулировании обеспечения плодородия земель сельскохозяйственного назначения" мероприятий по сохранению и воспроизводству плодородия земель сельскохозяйственного назначения, включая мелиорированные земли;
б) выполнения требований по предотвращению самовольного снятия, перемещения и уничтожения плодородного слоя почвы, а также порчи земель в результате нарушения правил обращения с пестицидами, агрохимикатами или иными опасными для здоровья людей и окружающей среды веществами и отходами производства и потребления;
в) выполнения иных требований земельного законодательства по вопросам использования и охраны земель в пределах установленной сферы деятельности.
Таким образом, из постановления Правительства Российской Федерации от 15.11.2006 N 689 усматривается, что Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору и ее территориальные органы не уполномочены на рассмотрение дел об использовании земель не по целевому назначению, в том числе, и земель сельскохозяйственного назначения.
Таким образом, судом первой инстанции был правильно сделан вывод о том, что Управление Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору не является уполномоченным органом по рассмотрению дел об административных правонарушениях, выразившихся в нецелевом использовании земель.
(Постановление апелляционной инстанции от 17.02.2009г. по делу № А23-3091/2008).

Договор аренды земельного участка 

4. Горноотводный акт и лицензия на недропользование не могут быть признаны надлежащим доказательством возникновения права пользования спорным земельным участком. Представленная документация является лишь основанием для выделения указанного земельного участка для недропользования при выполнении требований, предусмотренных действующим законодательством.
Заместитель прокурора обратился в арбитражный суд с иском к Администрации и Муниципальному унитарному предприятию (далее - МУП) о признании недействительным договора аренды земельного участка, заключенного между Администрацией и МУП, и применении последствий недействительности сделки в виде возврата МУП земельного участка администрации.
Решением арбитражного суда заявленные исковые требования были удовлетворены частично: договор аренды земельного участка заключенный между Администрацией и МУП был признан недействительным. В части удовлетворения заявленных требований о применении последствий недействительности сделки было отказано.
Недействительным оспариваемый договор аренды земельного участка признал и суд апелляционной инстанции, а также отменил решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении заявленных требований о применении последствий недействительности договора аренды земельного участка в силу следующих обстоятельств.
Как следует из материалов дела, постановлением Администрации было принято решение о предоставлении в аренду МУП земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения для добычи строительного песка на срок до одного года. На основании указанного постановления между Администрацией (арендодателем) и МУП (арендатором) был заключен договор аренды земельного участка, согласно которому арендодатель предоставляет, а арендатор принимает в аренду земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения для добычи песка строительного, в границах согласно прилагаемой кадастровой карты (плана) участка, прилагаемого к договору.
Полагая, что условия договора аренды земельного участка противоречат требованиям ЗК РФ о целевом использовании земель в РФ, суд первой инстанции обоснованно признал недействительным оспариваемый договор аренды земельного, в силу его ничтожности, как заключенного с нарушением требований действующего законодательства.
При этом, отказывая в удовлетворении требования в части применения последствий недействительности (ничтожности) сделки суд первой инстанции указал, что у МУП имеются иные основания пользования земельным участком, предоставленным собственником этого участка для добычи строительного песка для муниципальных нужд и производственной деятельности. Данный вывод был сделан судом, исходя из довода МУП о необходимости применения к спорным правоотношениям Закона Российской Федерации «О недрах» и на соответствие документации (горноотводный акт и лицензии на недропользование) указанному закону, согласно которой у МУП имеется право пользования спорным земельным участком.
Суд апелляционной инстанции с указанным выводом не согласился в силу следующего.
Согласно части 1 статьи 11 Закона Российской Федерации от 21.02.1992 г. N 2395-1 «О недрах» предоставление недр в пользование оформляется специальным государственным разрешением в виде лицензии. Лицензия является документом, удостоверяющим право ее владельца на пользование участком недр в определенных границах. Между уполномоченными на то органами государственной власти и пользователем недр может быть заключен договор, устанавливающий условия пользования таким участком, а также обязательства сторон по выполнению указанного договора. Лицензия удостоверяет право проведения работ по геологическому изучению недр, разработки месторождений полезных ископаемых, использования отходов горно-добывающего и связанных с ним перерабатывающих производств, использования недр в целях, не связанных с добычей полезных ископаемых, образования особо охраняемых геологических объектов, сбора минералогических, палеонтологических и других геологических коллекционных материалов. Предоставление лицензий на пользование недрами осуществляется при наличии предварительного согласия органа управления земельными ресурсами либо собственника земли на отвод соответствующего земельного участка для целей недропользования. Отвод земельного участка в окончательных границах и оформление земельных прав пользователя недр осуществляются в порядке, предусмотренном земельным законодательством, после утверждения проекта работ по недропользованию.
Учитывая вышеизложенное, ссылка Администрации и МУП на представленные в материалы дела горноотводный акт и лицензию на недропользование не могла быть признана надлежащим доказательством возникновения права пользования спорным земельным участком. Представленная документация являлась лишь основанием для выделения указанного земельного участка для недропользования при выполнении требований предусмотренных действующим законодательством.
Согласно п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге), возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.
Общим последствием недействительности сделки, относящимся к ничтожным сделкам, является согласно п. 2 ст. 167 ГК РФ возврат каждой из сторон всего полученного по сделке, именуемый взаимной реституцией.
По причине того, что полученное от Администрации по ничтожной сделке выражалось в передаче МУП во временное пользование спорного земельного участка, в данном случае подлежали применению правила односторонней реституции в виде возврата Администрации переданного в аренду земельного участка.
Таким образом, при применении последствий недействительности сделки, в силу п. 2 ст. 167 Гражданского кодекса РФ, спорный земельный участок подлежал возврату МУП стороне данной сделки - Администрации.
(Постановление апелляционной инстанции от 24.02.2009г. по делу № А09-4340/2008).
5. В силу пп. 4 п. 2 ст. 46 Земельного кодекса Российской Федерации основанием для прекращения договора аренды земельного участка является неиспользование земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства, в указанных целях в течение трех лет. Неиспользование части земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства, в указанных целях в течение меньшего, чем установлено Земельным кодексом РФ, срока не является достаточным основанием для прекращения договора аренды.
Комитет по управлению муниципальным имуществом (далее - Комитет) обратился в арбитражный суд к Обществу с ограниченной ответственностью (далее - Общество) о расторжении договора аренды земельного участка.
Решением арбитражного суда исковые требования Комитета были удовлетворены.
Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было отменено в силу следующих обстоятельств.
Как следует из материалов дела, между Комитетом (арендодатель) и Обществом (арендатор) был заключен договор аренды земельного участка, по условиям которого арендодатель сдает, а арендатор принимает в аренду земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения.
Ссылаясь на существенное нарушение условий договора, выразившееся в неиспользовании Обществом земельного участка в соответствии с целями и условиями его предоставления, Комитет обратился с иском в арбитражный суд.
Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что факты существенного нарушения ответчиком требований действующего земельного законодательства и договора аренды земельного участка подтверждены документально.
Суд апелляционной инстанции посчитал данный вывод суда первой инстанции ошибочным.
Согласно пп. 4 п. 2 ст. 46 Земельного кодекса РФ основанием для прекращения договора аренды земельного участка является неиспользование земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства в указанных целях в течение трех лет.
Имевшиеся в деле акты проверки соблюдения Обществом земельного законодательства свидетельствовали о частичном неиспользовании земельного участка, переданного в аренду, в течение двух лет.
Доказательства, которые бы подтверждали трехгодичный срок неиспользования Обществом земельного участка, Комитетом не были представлены. Учитывая это, у суда первой инстанции не было оснований для принятия решения о расторжении договора аренды земельного участка.
(Постановление суда апелляционной инстанции от 11.02.2009г. по делу № А68-6266/2008).

Оспаривание градостроительной документации 

6. В силу п. 18 ст. 46 Градостроительного кодекса Российской Федерации, в случае если подготовка градостроительного плана земельного участка осуществлялась органом местного самоуправления на основании заявления физического или юридического лица, границы и размер земельного участка определяются с учетом красных линий, границ смежных земельных участков (при их наличии), естественных границ земельного участка. Градостроительный план земельного участка не является ни правоустанавливающим, ни правоподтверждающим документом на земельный участок и не наделяет правом осуществлять застройку земельного участка.
Товарищество собственников жилья (далее - ТСЖ) обратилось в арбитражный суд с заявлением к городской администрации (далее - Администрация) о признании недействительным градостроительного плана земельного, утвержденного Администрацией.
Решением арбитражного суда требования были удовлетворены.
Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было отменено в силу следующих обстоятельств.
Как следует из материалов дела, между Комитетом по земельным ресурсам и землеустройству Администрации (арендодатель) и Открытым акционерным обществом (арендатор) (далее - Общество) был заключен договор о предоставлении земельного участка в пользование на условиях аренды.
Постановлением Администрации о предоставлении земельного участка ТСЖ земельный участок был изъят у Общества и предоставлены ТСЖ для эксплуатации жилого дома. Кроме того, данным постановлением Обществу на праве аренды был предоставлен земельный участок под разработку проекта комплексной застройки жилого квартала.
Общество обратилось в Главное управление развития территории с заявлением о подготовке градостроительного плана земельного участка.
Не согласившись с подготовленным Главным управлением развития территории градостроительным планом, ТСЖ обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным.
Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции сослался на то, что градостроительный план был подготовлен с нарушением законодательства (в указанный план был включен земельный участок, принадлежащий ТСЖ на праве аренды) и нарушил права и законные интересы ТСЖ в экономической сфере.
Суд апелляционной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции о несоответствии оспариваемого плана законодательству.
В силу ст. 44 Градостроительного кодекса РФ подготовка градостроительных планов земельных участков осуществляется применительно к застроенным или предназначенным для строительства, реконструкции объектов капитального строительства земельным участкам.
Согласно п. 18 ст. 46 Градостроительного кодекса Российской Федерации, в случае если подготовка градостроительного плана земельного участка осуществлялась органом местного самоуправления на основании заявления физического или юридического лица, границы и размер земельного участка определяются с учетом требований настоящего Кодекса и земельного законодательства. Границы земельного участка устанавливаются с учетом красных линий, границ смежных земельных участков (при их наличии), естественных границ земельного участка.
Как следует из оспариваемого градостроительного плана земельного участка, земельный участок, арендуемый ТСЖ, был включен в состав земельного участка, предоставляемого для строительства Обществу.
Таким образом, оспариваемый градостроительный план противоречил п. 18 ст. 46 Градостроительного кодекса Российской Федерации.
Вместе с тем, суд апелляционной инстанции не согласился с выводом суда первой инстанции о нарушении оспариваемым градостроительным планом прав и законных интересов ТСЖ в экономической сфере.
В соответствии с положениями ст. 13 ГК РФ, п.2 ст. 29, ст.ст. 198, 201 АПК РФ основанием для признания ненормативных правовых актов органов местного самоуправления недействительными является одновременная совокупность двух условий, а именно: несоответствие оспариваемых актов закону и нарушение прав и интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
В качестве нарушения градостроительным планом своих прав и законных интересов ТСЖ указало, что в соответствии с указанным планом Общество вправе осуществлять строительство на принадлежащем заявителю земельном участке.
Суд апелляционной инстанции посчитал ошибочным указанный довод ввиду следующего.
Исходя из содержания градостроительного плана и требований к его содержанию, установленных ст. 44 ГрК РФ, указанный план представляет собой комплекс требований к назначению, основным параметрам и размещению объекта на конкретном земельном участке, а также обязательные экологические, технические, организационные и иные условия его проектирования и строительства.
То есть градостроительный план земельного участка не является ни правоустанавливающим, ни правоподтверждающим документом на земельный участок и не наделяет Общество правом осуществлять застройку земельного участка. Для осуществления строительства на земельном участке застройщику в любом случае необходимо приобрести указанный участок на каком-либо праве. В противном случае постройка в силу п.1 ст. 222 ГК РФ будет являться самовольной.
Каких-либо ограничений на пользование ТСЖ арендованным имуществом оспариваемый градостроительный план также не накладывал.
В силу того, что градостроительный план земельного участка не нарушал прав и законных интересов ТСЖ в экономической сфере, в удовлетворении заявленных требований надлежало отказать.
(Постановление апелляционной инстанции от 17.02.2009г. по делу № А09-6477/2008).

Признание недействительными постановлений 

7. В соответствии с Земельным кодексом Российской Федерации земельные участки предоставляются юридическим лицам исключительно на основании аукциона только для строительства в собственность без предварительного согласования мест размещения объектов (ст. 30 ЗК РФ), для жилищного строительства (ст. 30.1 ЗК РФ), для комплексного освоения в целях жилищного строительства (ст. 30.2 ЗК РФ).
Общество с ограниченной ответственностью (далее - ООО) обратилось в арбитражный суд с заявлением к Администрации о признании недействительным постановления главы Администрации о предоставлении Открытому акционерному обществу (далее - ОАО) в аренду земельного участка для временного размещения некапитального объекта.
Решением арбитражного суда в удовлетворении заявленных требований было отказано.
Постановлением суда апелляционной инстанции решение арбитражного суда было оставлено без изменения в силу следующих обстоятельств.
Как следует из материалов дела, главой Администрации было принято постановление о предоставлении ОАО в аренду земельного участка для временного размещения некапитального объекта.
Полагая, что указанное постановление не соответствует действующему законодательству, поскольку земельные участки должны предоставляться по результатам конкурса, ООО обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании данного постановления недействительным.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции правомерно исходил из следующего.
Статьей 29 Земельного кодекса РФ предусмотрено, что предоставление гражданам и юридическим лицам земельных участков из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется на основании решения исполнительных органов государственной власти или органов местного самоуправления, обладающих правом предоставления соответствующих земельных участков в пределах их компетенции в соответствии со статьями 9, 10 и 11 настоящего Кодекса.
Пунктом 1 ст. 264 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что земельные участки могут предоставляться их собственниками другим лицам на условиях и в порядке, которые предусмотрены гражданским и земельным законодательством.
Земельным кодексом Российской Федерации установлены следующие случаи, в которых земельные участки предоставляются юридическим лицам исключительно на основании аукциона: для строительства в собственность без предварительного согласования мест размещения объектов (ст. 30 ЗК РФ), для жилищного строительства (ст. 30.1 ЗК РФ), для комплексного освоения в целях жилищного строительства (ст. 30.2 ЗК РФ).
В рассматриваемом случае земельный участок предоставлялся для размещения некапитального объекта, то есть обязательного проведения аукциона не требовалось, вследствие чего Администрация, как орган, осуществляющий полномочия собственника, вправе была по своему усмотрению передавать указанный земельный участок в аренду любому лицу без проведения аукциона.
Не мог быть принят во внимание довод Общества о том, что в рассматриваемом случае размещение некапитального объекта является строительством, поскольку в соответствии с п. 13 ст. 1 Градостроительного кодекса РФ строительство - это создание зданий, строений, сооружений (в том числе на месте сносимых объектов капитального строительства).
С учетом изложенного, доводы Общества об обязательном проведении аукциона по названным основаниям являлись несостоятельными, вследствие чего суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении заявленных требований.
(Постановление апелляционной инстанции от 05.03.2009г. по делу № А68-7401/2008; Постановление апелляционной инстанции от 02.03.2009г. по делу № А54-3434/2008).
8. Признание земельного участка делимым либо неделимым не связывается с количеством собственников на каждый отдельный объект недвижимости, находящийся на этом земельном участке, а обусловлено иными причинами.
Индивидуальный предприниматель (далее - Предприниматель) обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным постановления Главы муниципального образования о разделении земельного участка и утверждении границ вновь образованных земельных участков.
Решением суда в удовлетворении заявленных требований было отказано.
Постановлением суда апелляционной инстанции решение арбитражного суда было оставлено без изменения в силу следующих обстоятельств.
Как следует из материалов дела, Предпринимателем была приобретена в собственность часть недвижимого имущества. Другие части вышеуказанного недвижимого имущества были приобретены в собственность иными лицами.
Исходя из прав собственников на части недвижимого имущества, в отношении земельного участка, на котором они располагались, Главой муниципального образования было издано постановление о его разделении и об утверждении проектов границ вновь сформированных земельных участков. При этом некоторые из вновь образованных земельных участков признавались в соответствии с постановлением свободными от прав лиц, в чьей собственности находились части недвижимого имущества.
Не согласившись с указанным постановлением, ссылаясь на то, что спорный земельный участок является неделимым, в связи с чем может быть предоставлен только в общую долевую собственность, Предприниматель обратился в арбитражный суд.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции правомерно исходил из следующего.
В соответствии со статьей 6 Земельного кодекса Российской Федерации (в ред. от 13.05.2008) земельный участок как объект земельных отношений представляет собой часть поверхности земли (в том числе почвенный слой), границы которой описаны и удостоверены в установленном порядке. Земельный участок может быть делимым и неделимым.
В своем Определении от 21.02.2008 №119-О-О Конституционный Суд Российской Федерации указал, что критерий отнесения тех или иных земельных участков к делимым или неделимым, в том числе с расположенными на них зданиями, строениями, сооружениями, находящимися в общей долевой собственности, закреплен в абзаце втором пункта 2 статьи 6 ЗК РФ, устанавливающем, что делимым является земельный участок, который может быть разделен на части, и каждая часть после раздела образует самостоятельный земельный участок, разрешенное использование которого может осуществляться без перевода его в состав земель иной категории, за исключением случаев, установленных федеральными законами.
Из анализа указанных положений суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что неделимый земельный участок является одновременно и неделимым объектом как гражданских прав, так и земельных отношений, что, в частности, означает невозможность установления права собственности только лишь на его часть, - такой земельный участок выступает объектом прав в целом.
Вместе с тем Гражданский кодекс Российской Федерации устанавливает основания приобретения права общей собственности, одно из которых - поступление в собственность двух или нескольких лиц имущества, которое не может быть разделено без изменения его назначения (неделимые вещи) либо не подлежит разделу в силу закона (пункт 4 статьи 244). Следовательно, на неделимый земельный участок как объект права двух или более лиц в силу его особых природных свойств допускается существование только общей собственности.
Исходя из этого, законодательно установленный порядок приобретения прав на неделимые земельные участки с расположенными на них зданиями, строениями, сооружениями объективно обусловлен спецификой объекта и природой права общей собственности, а также характером связанных с ней отношений. Он направлен на защиту прав и интересов всех участников общей собственности и, таким образом, по смыслу статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, не может рассматриваться как ограничивающий права и свободы человека и гражданина.
В этой связи признание участка делимым либо неделимым не связывается с количеством собственников на каждый отдельный объект недвижимости, а обусловлено иными причинами.
Таким образом, невозможность раздела земельного участка на земельные участки под отдельными самостоятельными объектами недвижимости законом не установлена.
Учитывая изложенное, довод апелляционной жалобы о том, что земельный участок является неделимым, в связи с чем может быть предоставлен только в общую долевую собственность, был признан судом апелляционной инстанции несостоятельным.
(Постановление суда апелляционной инстанции от 01.04.2009г. по делу № А62-5529/2008).
9. Если земельный участок поставлен на кадастровый учет, но его границы установлены ориентировочно, то заявление о том, что границы данного земельного участка нарушены, является безосновательным.
Индивидуальный предприниматель (далее - Предприниматель) обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным постановления Администрации об утверждении проекта границ земельного участка Общества с ограниченной ответственностью (далее - Общество), в связи с тем, что в границы земельного участка Общества была включена часть земельного участка, находящегося у Предпринимателя на праве бессрочного пользования.
Решением арбитражного суда заявленные требования были удовлетворены.
Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было отменено в силу следующих обстоятельств.
Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что постановление Администрации издано с нарушением требований Федерального закона от 18.06.2001 №78-ФЗ «О землеустройстве» и Земельного кодекса Российской Федерации и нарушает права индивидуального предпринимателя.
Указанный вывод суда был мотивирован тем, что имеющимися в материалах дела документами, в частности, планом земельного участка к проекту границ земельного участка Общества был подтвержден факт наложения земельного участка, проект границ которого был утвержден оспариваемым постановлением, на земельный участок, находящийся в постоянном бессрочном пользовании индивидуального предпринимателя. При этом прекращения права либо отказа от права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, а также изъятие данной части земельного участка, находящегося в постоянном (бессрочном) пользовании индивидуального предпринимателя не производилось.
Суд апелляционной инстанции посчитал указанный вывод суда ошибочным в силу следующего.
В соответствии со ст. 6 Земельного кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей в период спорных правоотношений) объектом земельных правоотношений является земельный участок, границы которого описаны и удостоверены в установленном законом порядке.
Формирование земельного участка происходит посредством землеустройства и кадастрового учета (ст.ст. 68, 70 Земельного кодекса Российской Федерации).
П. 3 ст. 14, п. 2 ст. 17 Федерального закона от 02.01.2000 №28-ФЗ "О государственном земельном кадастре" (действующего в спорный период времени) установлено, что моментом возникновения или моментом прекращения существования земельного участка как объекта государственного кадастрового учета в соответствующих границах является дата внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр земель. Сведения о площади, местоположении земельных участков, об их количественных, качественных, экономических и иных характеристиках вносятся в документы государственного земельного кадастра на основании материалов геодезических и картографических работ, землеустройства, лесоустройства, иных обследований и изысканий.
Из вышеприведенных норм права следует, что землеустройство участка, в том числе его межевание, позволяет индивидуализировать земельный участок, установить его местоположение и границы на местности, в связи с чем кадастровый план, составленный не на основе материалов межевания, не позволяет сделать вывод о сформированности земельного участка как объекта права.
Как следовало из представленного в материалы дела кадастрового плана земельного участка, принадлежащего Предпринимателю на праве постоянного бессрочного пользования, площадь участка являлась ориентировочной, подлежала уточнению при межевании.
Также в материалы дела была представлена кадастровая выписка (выписка из государственного кадастра недвижимости), в которой было указано, что граница земельного участка не установлена в соответствии с требованиями земельного законодательства.
То обстоятельство, что границы земельного участка, находящегося у Предпринимателя в бессрочном пользовании на местности (в натуре) не устанавливались, подтверждалось также приобщенным к материалам дела письмом Управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости.
Поскольку в отношении земельного участка, предоставленного Предпринимателю на праве постоянного (бессрочного) пользования, землеустроительные работы проведены не были и границы земельного участка не были определены, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что данный земельный участок не является объектом права, а следовательно, оспариваемое постановление Администрации не нарушало прав и законных интересов Предпринимателя.
Учитывая, что точная площадь земельного участка вычисляется по координатам поворотных точек границ земельного участка, определяемым при его межевании, тогда как установление границ земельного участка индивидуального предпринимателя на местности не проводилось, вывод суда первой инстанции о наложении земельного участка, проект границ которого утвержден оспариваемым постановлением, на земельный участок, находящийся в постоянном бессрочном пользовании Предпринимателя не был основан на надлежащих доказательствах и противоречил вышеуказанным нормам земельного законодательства.
Не согласившись с выводом суда апелляционной инстанции, Предприниматель обратился в суд кассационной инстанции с жалобой, в которой просил постановление суда апелляционной инстанции отменить, оставив в силе решение суда первой инстанции.
Однако суд кассационной инстанции признал правомерным обжалуемое постановление суда апелляционной инстанции.
(Постановление суда апелляционной инстанции от 29.01.2009г., Постановление суда кассационной инстанции от 30.03.2009г. по делу № А23-1761/2008).

Отказ в предоставлении земельного участка 

10. Заключение договора аренды в отношении такого объекта, как «торговое место», не означает аренды земельного участка под этим торговым местом. Понятия «торговое место» и «земельный участок» не тождественны.
Индивидуальный предприниматель (далее - Предприниматель) обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным отказа Главного земельного управления (далее -Управление) в предоставлении земельного участка в аренду под существующим торговым павильоном.
Решением арбитражного суда исковые требования были удовлетворены.
Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой было отменено в силу следующих обстоятельств.
Как следует из материалов дела, между Администрацией муниципального образования (арендодатель) и Муниципальным унитарным предприятием (арендатор) (далее - МУП) был заключен договор аренды земельного участка.
Впоследствии между МУП (арендодатель) и Предпринимателем (арендатор) был заключен договор аренды торгового места, расположенного на спорном земельном участке.
На указанном участке располагался принадлежащий Предпринимателю на праве собственности торговый павильон.
Постановлением Главы муниципального образования часть земельного участка, переданного в аренду МУП, у названной организации была изъята и передана в аренду другому юридическому лицу.
Предприниматель, посчитав, что имеет преимущественное право аренды земельного участка под существующим торговым павильоном, обратился в Управление с заявлением о предоставлении ему этого участка в аренду.
Управление отказало Предпринимателю в предоставлении в аренду земельного участка.
Не согласившись с указанным отказом, Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании его незаконным.
Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что Предприниматель является добросовестным субарендатором земельного участка и в соответствии со ст. 22 ЗК РФ и ст. 621 Гражданского кодекса РФ имеет преимущественное право на заключение договора аренды испрашиваемого земельного участка.
Суд апелляционной инстанции посчитал ошибочным вывод суда первой инстанции.
В соответствии со ст. 607 Гражданского кодекса Российской Федерации в договоре аренды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды. При отсутствии этих данных в договоре условие об объекте, подлежащем передаче в аренду, считается не согласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным.
В соответствии с п. 2 ст. 6 Земельного кодекса Российской Федерации (в ред. от 29.12.2006) земельный участок как объект земельных отношений представляет собой часть поверхности земли (в том числе почвенный слой), границы которой описаны и удостоверены в установленном порядке.
Испрашиваемый Предпринимателем земельный участок в качестве объекта земельных отношений не был сформирован и в аренду заявителю никогда не передавался.
Предметом же договора аренды, заключенного между Администрацией муниципального образования (арендодатель) и Предпринимателем (арендатор), было торговое место, а не земельный участок.
То обстоятельство, что в аренду заявителю был предоставлен не земельный участок, а торговое место, подтверждался также тем, что в соответствии с п.2 ст. 615 Гражданского кодекса РФ арендатор вправе сдавать имущество в субаренду только с согласия арендодателя.
Таким образом, в случае, если в субаренду Предпринимателю по договору аренды был бы предоставлен земельный участок, то указанный договор противоречил бы ст. 615 ГК РФ, поскольку не представлено доказательств наличия согласия арендодателя на передачу имущества в субаренду, и в силу ст. 168 ГК РФ являлся бы ничтожной сделкой.
При таких обстоятельствах у Предпринимателя отсутствовало преимущественное право аренды испрашиваемого земельного участка, в связи с чем ссылки суда первой инстанции на ст. 22 ЗК РФ и ст. 621 Гражданского кодекса РФ были необоснованны.
Не согласившись с выводом суда апелляционной инстанции, индивидуальный Предприниматель обратился в суд кассационной инстанции с жалобой, в которой просил постановление суда апелляционной инстанции отменить, оставив в силе решение суда первой инстанции.
Однако суд кассационной инстанции признал правомерным обжалуемое постановление суда апелляционной инстанции.
(Постановление суда апелляционной инстанции от 13.01.2009г., Постановление суда кассационной инстанции от 16.04.2009г. по делу № А62-3829/2008).

Отказ в переоформлении 

11. В силу ст. 113 ГК РФ унитарное предприятие является коммерческой организацией, не наделенной правом собственности на закрепленное за ней собственником имущество. Следовательно, унитарное предприятие не может приобрести земельный участок, закрепленный за ним на праве постоянного (бессрочного) пользования, в собственность.
Государственное унитарное предприятие (далее - Предприятие) обратилось в арбитражный суд с заявлением к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом (далее - Управление) о признании незаконными действий по отказу переоформить в собственность земельный участок.
Решением арбитражного суда в удовлетворении заявленных требований было отказано.
Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было оставлено без изменения в силу следующих обстоятельств.
Как следует из материалов дела, Предприятие владеет на праве постоянного (бессрочного) пользования земельными участками.
Предприятие обратилось с письмом в Управление с просьбой о переоформлении в собственность земельных участков, закрепленных за предприятием на праве постоянного (бессрочного) пользования.
Управление в ответ на письмо сообщило, что согласно положениям действующего земельного законодательства государственное унитарное предприятие, владеющее имуществом на праве хозяйственного ведения, обязано переоформить право постоянного (бессрочного) пользования на право аренды. Приобретение в собственность указанных земельных участков законодательством не предусмотрено.
Считая, что данный ответ фактически является отказом в переоформлении в собственность земельных участков, который нарушает права и законные интересы, Предприятие обратилось в арбитражный суд с заявлением.
Рассматривая дело по существу и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции правомерно исходил из следующего.
Пунктом 2 статьи 3 Федерального закона от 25.10.2001 №137-ФЗ предусмотрено, что юридические лица, за исключением указанных в пункте 1 статьи 20 Земельного кодекса Российской Федерации юридических лиц, обязаны переоформить право постоянного (бессрочного) пользования земельными участками на право аренды земельных участков или приобрести земельные участки в собственность.
В соответствии с уставом Предприятия, Предприятие являлось государственным унитарным предприятием.
Согласно статье 113 Гражданского кодекса Российской Федерации и статье 2 Федерального закона от 14.11.2002 №161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» унитарным предприятием признается коммерческая организация, не наделенная правом собственности на закрепленное за ней собственником имущество.
Пункт 2 статьи 113 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что имущество унитарного предприятия находится соответственно в государственной или муниципальной собственности и принадлежит такому предприятию на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.
Согласно уставу Предприятия, имущество Предприятия находилось в федеральной собственности, отражалось в самостоятельном балансе и было закреплено за Предприятием на праве хозяйственного ведения.
Таким образом, поскольку выкупить земельный участок могут только те юридические лица, правовой статус которых позволяет иметь имущество в собственности, унитарное предприятие, которое согласно ст. 113 ГК РФ является коммерческой организацией, не наделенной правом собственности на закрепленное за ней собственником имущество, не может приобрести земельный участок в собственность.
В этой связи отказ Управления в предоставлении Предприятию земельных участков в собственность является правомерным.
(Постановление апелляционной инстанции от 12.03.2009г. по делу № А54-4484/2008).

Признание незаконным бездействия 

12. Если предметом спора является бездействие исполнительного органа государственной власти или органа местного самоуправления, выразившееся в нерассмотрении заявления о предоставлении в собственность земельного участка, суд не вправе обязать соответствующий орган заключить договор, а вправе лишь обязать рассмотреть поданное заявление по существу.
Индивидуальный предприниматель (далее - Предприниматель) обратился в арбитражный суд с заявлением к Администрации муниципального образования (далее - Администрация) о признании незаконным бездействия Администрации по непринятию решения по заявлению о выделении в частную собственность земельного участка, на котором расположен объект недвижимости, принадлежащий Предпринимателю на праве собственности.
Решением арбитражного суда требования были удовлетворены.
Суд обязал Администрацию устранить допущенные нарушения прав и законных интересов Предпринимателя, путем совершения действий, предусмотренных статьей 36 Земельного кодекса Российской Федерации.
Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было отменено в силу следующих обстоятельств.
В соответствии с п. 1 ст. 36 Земельного кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица, имеющие в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении здания, строения, сооружения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, приобретают права на эти участки в соответствии с Кодексом. Абзацем 2 п. 1 названной статьи предусмотрено, что исключительное право на приватизацию указанных земельных участков имеют граждане и юридические лица - собственники зданий, строений, сооружений.
Пунктом 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 N 11 "О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства" разъяснено, что исключительное право на приватизацию земельных участков имеют граждане и юридические лица, являющиеся собственниками зданий, строений, сооружений, расположенных на этих участках. Приватизация таких земельных участков осуществляется в порядке и на условиях, установленных Земельным кодексом РФ, а также федеральными законами.
В соответствии с п. 5 ст. 36 Земельного кодекса Российской Федерации (в ред. от 22.07.2008) для приобретения прав на земельный участок граждане или юридические лица, указанные в настоящей статье, совместно обращаются в исполнительный орган государственной власти или орган местного самоуправления, предусмотренные статьей 29 настоящего Кодекса, с заявлением о приобретении прав на земельный участок с приложением его кадастрового паспорта (п.6 указанной статьи).
Поскольку заявление Предпринимателя в Администрацию поступило, и замечаний к составу представленных документов не было, у Администрации не имелось оснований для нерассмотрения указанного заявления.
Вместе с тем, как установлено было судом, никакого решения по результатам рассмотрения заявления Предпринимателя принято не было.
По смыслу положений ст. 36 ЗК РФ заявление о предоставлении в собственность земельного участка должно быть рассмотрено в полном объеме в установленный законодательством срок.
При этом уполномоченный орган самостоятельно определяет размер предоставляемого земельного участка с учетом требований действующего законодательства. Безусловной обязанности органов местного самоуправления предоставить заявителю земельный участок в испрашиваемом размере данная норма не содержит.
Следовательно, когда предметом спора является бездействие исполнительного органа государственной власти или органа местного самоуправления, выразившееся в нерассмотрении заявления о предоставлении в собственность земельного участка, суд, удовлетворяя заявленные требования, вправе лишь обязать соответствующий орган рассмотреть поданное заявление по существу.
Вместе с тем, суд первой инстанции в своем решении указал на размер земельного участка, подлежащего предоставлению в собственность заявителю, то есть вышел за пределы рассмотрения настоящего спора.
В связи с вышесказанным суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции и принял по делу новый судебный акт, в котором признал незаконным бездействие Администрации по непринятию решения о выделении в собственность Предпринимателю земельного участка, а также обязал Администрацию рассмотреть заявление предпринимателя о выделении в собственность земельного участка.
Постановлением суда кассационной инстанции постановление суда апелляционной инстанции было оставлено без изменений.
(Постановление апелляционной инстанции от 16.12.2008г.; постановление кассационной инстанции от 10.04.2009г. по делу № А54-5710/2006).

29.05.2015 00:00

Источник: Консалтинговая компания "Гарант-Эксперт"
Яндекс.Метрика
Вход на сайт