Правотолк / Публикации и практика / Статьи и комментарии "Гарант-Эксперт" / Жилищные споры / Обобщение судебной практики с защитой прав на недвижимое имущество

Обобщение судебной практики с защитой прав на недвижимое имущество

Справка по результатам обобщения практики рассмотрения Калининским районным судом г. Чебоксары дел, связанных с защитой прав на недвижимое имущество, рассмотренных в период с 2006 года по март 2009 года

Во исполнение письменного запроса от 27 марта 2009 года,  поступившего из Верховного Суда Чувашской Республики, Калининский районный суд г. Чебоксары представляет сведения по результатам обобщения практики рассмотрения Калининским районным судом г. Чебоксары дел, связанных с защитой прав на недвижимое имущество, рассмотренных за период с 2006 года по март 2009 года.

К одной из наиболее интересных и сложных категорий гражданских дел относятся иски, связанные с защитой прав на недвижимое имущество.

В соответствии со статьей 128 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество относится к объектам гражданских прав.

Статья 130 Гражданского кодекса Российской Федерации к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относит земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

Жилые помещения, являющиеся объектами жилищных прав, являются в силу ст.15 Жилищного кодекса РФ недвижимым имуществом. Право собственности и иные вещные права на жилые помещения подлежат государственной регистрации.

Дела по спорам, связанным с правом собственности на недвижимое имущество, представляют определенную сложность. При их разрешении применяется целый комплекс правовых норм, регулирующих различные отношения собственности. Причем нередко должны учитываться и утратившие силу нормативные правовые акты, действовавшие на момент возникновения спорного отношения. Основным регулятором отношений собственности являются нормы гражданского права. Нормы, подлежащие применению, содержатся также в Земельном кодексе Российской Федерации, Жилищном кодексе Российской Федерации, Семейном кодексе Российской Федерации. При разрешении указанных требований применяются положения Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество».

Судебная защита права собственности и других вещных прав может осуществляться путем восстановления нарушенного права собственника либо иного лица, владеющего имуществом по предусмотренному законом основанию, посредством принятия соответствующего судебного решения по иску о признании права собственности; об истребовании имущества (виндикационный иск) либо по иску об устранении препятствий в осуществлении права собственности или иных вещных прав, не связанных с лишением владения имущества (негаторный иск).

В Калининском районном суде г. Чебоксары  за период с 2006 года по март 2009 года рассмотрено 285 гражданских дел, связанных с защитой нарушенных прав собственности, что составляет 4,2% по отношению к общему количеству рассмотренных дел.  По 184 гражданским делам исковые требования были удовлетворены, что составляет 64,5% от количества дел данной категории, отказано в удовлетворении исковых требований по 33 делам, что составляет 11,5%.

Наибольшее количество дел указанной категории, составляют  дела по искам о признании права собственности. Всего за анализируемый период дел этого вида рассмотрено 224, что составляет 3,35 % от общего количества дел: в 2006 году- 84 дела, в 2007 году- 61, в 2008 году- 58 дел и за первый квартал 2009 года- 21 гражданское дело.  Исковые требования были удовлетворены по 171 делу, что составляет 76,3 % , отказано в удовлетворении по 18  делам -10,5%.

На втором месте по количеству обращений составляют дела по искам о признании сделок недействительными. За указанный период рассмотрено 43 дела, по 13 из них исковые требования удовлетворены, что составляет 30,2 % от дел данной категории, по 15 делам приняты решения об отказе  в удовлетворении иска.

За отчетный период  было рассмотрено 4 иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения, по двум из них исковые требования  удовлетворены, одно заявление оставлено без рассмотрения и одно прекращено. В 2007 году  рассмотрено одно дело об устранении нарушений прав собственника объекта недвижимости, которое в ходе рассмотрения прекращено. В 2008 году одно гражданское дело по аналогичному требованию также прекращено, поскольку заявление не подлежало рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Помимо этого в суде за указанный период было подано 9 исков с требованиями о признании записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество недействительными,  из них 5 заявлений было удовлетворено, по трем -  отказано.

Наиболее распространенными требованиями при обращении в суд являются требования о признании права собственности; признании договора передачи квартиры недействительным; признании недействительным свидетельства о праве на наследство; признании сделок недействительными и применении последствий их недействительности, признании свидетельства о государственной регистрации права недействительными; признании недействительными и прекращении записей в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество. Зачастую в одном исковом заявлении содержится одновременно несколько исковых требований.

2. Признание права как способ защиты гражданских прав прямо предусмотрен статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации. Признание права в судебном порядке осуществляется в исковом порядке, основной чертой которого является наличие спора о праве.

При рассмотрении дел данной категории судьями учитывалось то, что для недвижимого имущества статьей 30 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлена исключительная подсудность, предусматривающая предъявление исков о правах на недвижимое имущество только по месту их нахождения.

Помимо этого, приняты во внимание и правила о родовой подсудности при принятии искового заявления, поскольку районному суду подсудны только дела, цена которых превышает пятьсот минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом на день подачи заявления.

В соответствии со ст.39 ГПК РФ только истец вправе определить предмет и основание своего иска. На стадии принятия иска судьями Калининского районного суда г. Чебоксары проверяется соответствие искового заявления требованиям, изложенным  в ст.ст.131-132 ГПК РФ.  В  подавляющем большинстве случаев вопрос  о

возможности восстановления и (или) защиты прав истца (заявителя) на недвижимое имущество с помощью заявленного требования на стадии принятия иска не выясняется, поскольку выбор способа защиты гражданских прав принадлежит исключительно истцу, определен статьей 12 ГК РФ и никто не вправе предложить истцу избрать другой способ защиты либо изменить его по своей инициативе.

Однако в ряде случаев при принятии исковых заявлений у судей возникают сложности в определении правильности избранного истцом способа защиты

Так, исковое заявление И-вых к МУП «БТИ и ПЖФ» г. Чебоксары о признании отказа в приватизации квартиры незаконным определением судьи от 02 июля 2008 года было оставлено без движения в связи с тем, что статьей 12 ГК РФ способ защиты, с которым истцы обратились в суд за защитой своего нарушенного права, не предусмотрен, поскольку требование должно быть предъявлено к администрации г. Чебоксары и ЗАО «МНТК – Микрохирургия глаза», а МУП «БТИ и ПЖФ» г. Чебоксары и Управление Федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике должны участвовать в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований. Основания, по которым судья оставил без движения, сводятся к предъявлению истцами иска к ненадлежащему ответчику. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда  Чувашской Республики отменила определение об оставлении заявления без движения и указала, что в соответствии со ст.38 и 39 ГПК РФ право определять ответчика, основания и предмет иска принадлежит только истцу. Институт замены ответчика закреплен в ст.41 ГПК РФ, в соответствии с которой замена ответчика возможна лишь на стадии подготовки дела или во время его разбирательства по существу лишь с безусловного согласия на это самого истца.

Определением судьи Калининского районного суда г. Чебоксары от 10 ноября 2006 года в принятии искового заявления К-вых к администрации г. Чебоксары, администрации Калининского района г. Чебоксары о признании права общей долевой собственности на жилой дом на основании ч.1 ст.134 ГПК РФ отказано, поскольку судом не разрешаются требования о признании права собственности на самовольную постройку за лицом, осуществившим постройку на не принадлежащем ему земельным участке.

Определением судебной коллегии Верховного Суда ЧР от 04 декабря 2006 года данное определение отменено, поскольку в соответствии с п.3 ст.222 ГК РФ в ныне действующей редакции право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке, за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка,  в связи с чем оснований для вынесения определения об отказе в принятии заявления в производство суда не имелось.

Другое исковое заявление М. к М. о включении дома в наследственную массу, признании права собственности определением судьи от 13 февраля 2008 года оставлено без движения, поскольку заявленные ею требования являются взаимоисключающими. Судебная коллегия не согласилась с выводами  судьи, указав, что исковое заявление М. соответствует предъявленным требованиям.

Как правило, при решении вопроса о принятии иска истцам предлагается сформулировать свои требования максимально четко, учитывая имеющиеся в действующем законодательстве способы защиты субъективных прав, поскольку судья не вправе предложить истцу избрать другой способ судебной защиты. Неясность в материально-правовом требовании истца может являться основанием для отмены решения.

В качестве примера можно привести гражданское дело по иску С. к Ч. о включении доли в общей собственности в наследственную массу, установлении факта принятия наследства, признании свидетельств о регистрации права собственности недействительными.

Истицей в просительной части искового заявления заявлено требование о признании недействительными свидетельств, при этом не ясно, сколько и какие конкретно свидетельства о государственной регистрации оспаривает С. Приняв заявление в том виде, в каком оно подано, суд первой инстанции и впоследствии не принял мер по устранению неясностей, и вынес решение об отказе в удовлетворении иска о признании свидетельств о регистрации права собственности недействительными, тогда как предметом судебного исследования было одно свидетельство о государственной регистрации права, в связи с чем суду первой инстанции было предложено уточнить предмет иска и разрешить спор по существу с соблюдением норм процессуального закона в соответствии с нормами материального права, подлежащими применению к данным правоотношениям.

Истец свободен в выборе способа защиты своего нарушенного права, однако избранный им способ защиты должен соответствовать содержанию нарушенного права и спорного правоотношения, характеру нарушения. В тех случаях, когда закон предусматривает для конкретного правоотношения определенный способ защиты, лицо, обращающееся в суд, вправе воспользоваться именно этим способом защиты. При этом при формулировании требования основания иска должны соответствовать его предмету.

3. Калининским районным судом г. Чебоксары рассматривалось различные  требования, связанные с защитой прав на недвижимое имущество. Как уже указывалось выше, рассмотрению подлежали дела по искам о признании права собственности на недвижимое имущество; о признании права собственности  в порядке наследования; о признании договора передачи квартиры недействительным; об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Споры возникают как при совершении сделок, государственной регистрации прав, так и в последующем, когда заявляются требования о признании регистрационной записи недействительной, признании сделок недействительными, применении последствий недействительности ничтожных сделок. Тип производства зависит от способа защиты, выбранного истцом. Гражданско-правовая защита осуществима путем предъявления искового заявления. Обжалование действий регистрирующего органа возможно в порядке обжалования действий органов государственной власти в порядке главы 25 ГПК РФ.

К примеру, в исковом порядке были рассмотрены исковые требования М., который обратился в суд с иском к К. о признании   недействительным   договора  дарения   1\2   доли   в   праве   общей   долевой собственности на квартиру в доме по ул.Ашмарина г.Чебоксары; применении   последствий   недействительности   сделки   в   виде  возврата   сторон   в первоначальное положение, передачи  1\2 доли квартиры дома  по ул.Ашмарина г.Чебоксары М..;  погашении записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о правообладателе К.  на праве общей долевой собственности; о  восстановлении срока исковой давности.

Требования мотивированы тем, что в июне 2002 года между М.. и К. был заключен договор дарения 1\2 доли в праве общей долевой собственности на квартиру  дома  по ул.Ашмарина г.Чебоксары. Договор был зарегистрирован. Считает указанный договор недействительным на основании ст.ст. 171 и 177 ГК РФ, поскольку истец заключил договор в состоянии, когда не осознавал окружающей его обстановки, не отдавал отчета своим действиям и не мог ими руководить. Ответчик использовал свои гражданские права при совершении сделки недобросовестно, его поведение привело к ущемлению интересов истца, лишении истца жилья. Ответчиком К. подано заявление о применении последствий пропуска истцом срока исковой давности, составляющего один год.

Судом установлено, что в июне 2002 года между истцом и ответчиком был заключен  договор дарения 1\2 доли в праве общей долевой собственности на квартиру  в доме  по ул.Ашмарина г.Чебоксары, по которому М. подарил принадлежащую ему 1\2 долю в праве общей долевой собственности указанной квартиры К. Договор дарения был зарегистрирован в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, а также зарегистрировано право общей долевой собственности 1\2 доли в праве за К. на квартиру. 

Согласно ст.ст. 29, 171 ГК РФ, сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства, ничтожна. Гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Суд установил, что истец является дееспособным, в судебном порядке недееспособным не признан, соответственно, отсутствуют основания для признания ничтожным спорного договора дарения по основаниям, предусмотренным ст. 171 ГК РФ.

Положения ст. 177 ГК РФ предусматривают, что сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения. Суд, оценивая выводы проведенных судебных амбулаторных психиатрических экспертиз в совокупности с представленными сторонами доказательствами по делу, пришел к выводу о том, что истец в период заключения  договора дарения в июне 2002г. страдал  хроническим психическим расстройством и не мог понимать значение своих действий и руководить ими, в связи с чем на  основании ст. 177 ГК РФ  посчитал недействительным договор дарения 1\2 доли в праве общей долевой собственности на квартиру, поскольку сделка совершена М., хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими; применил последствия недействительности спорного договора дарения путем прекращения в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о государственной регистрации договора дарения. Судом при рассмотрении данного дела был восстановлен срок исковой давности, предусмотренный для обращения в суд, посчитавшим, что срок был пропущен истцом по уважительной причине.

Данное решение суда определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чувашской  Республики оставлено без изменения.

В порядке главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации рассматривались заявления о признании отказа в регистрации прав на недвижимое имущество незаконным, признании недействительной записи в Едином государственном реестре прав. В порядке особого производства рассматривались дела об установлении факта владения имуществом на праве собственности.

Так, гражданское дело по заявлению С. об установлении факта владения и пользования недвижимым имуществом на праве собственности, рассмотрено в порядке особого производства.  С. обратилась в суд с заявлением об установлении факта владения и пользования на праве собственности ее супругом, С., земельным участком, расположенным по адресу: Чувашская Республика, город Чебоксары, улица Фурманова; включении указанного имущества в состав наследства С. Заявление мотивировано тем, что в 1965 году С. приобрел жилой дом, находящийся на указанном земельном участке. В 1992 году была проведена инвентаризация земельного участка. Право, на котором был предоставлен земельный участок, указано не было. С. умер в январе 2001 года. После его смерти свидетельство о праве на его наследство было выдано С. и М. В 2005 году на месте разрушенного от ветхости дома С. начала строить новый жилой дом. Установление факта владения земельным участком на праве собственности С. необходимо заявителю для получения свидетельства о праве на наследство и регистрации права собственности на вновь построенный жилой дом, что  во внесудебном порядке невозможно. К участию в деле в качестве заинтересованных лиц привлечены Администрация г.Чебоксары, Территориальное управление Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Чувашской Республике, Министерство здравоохранения и социального развития Чувашской Республики. Суд установил, что на земельном участке по вышеуказанному адресу  имелся индивидуальный жилой дом, зарегистрированный по праву собственности за С..  Земельный участок находился в пользовании С., при этом право, на котором земельный участок был предоставлен С., указано не было. Земельный участок включен в государственный земельный кадастр с указанием целевого назначения: для обслуживания индивидуального жилого дома. Согласно п.9.1 ст.3 Федерального закона «О введение в действие Земельного кодекса Российской Федерации», если земельный участок предоставлен до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства на праве пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования, гражданин, обладающий таким земельным участком на таком праве, вправе зарегистрировать право собственности на такой земельный участок, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такой земельный участок не может предоставляться в частную собственность. В случае, если в акте, свидетельстве или другом документе, устанавливающих или удостоверяющих право гражданина на земельный участок, предоставленный ему до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства, не указано право, на котором предоставлен такой земельный участок, или невозможно определить вид этого права, такой земельный участок считается предоставленным указанному гражданину на праве собственности, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такой земельный участок не может предоставляться в частную собственность. С учетом данных обстоятельств, суд признал, что С. имел право на регистрацию своего права собственности на земельный участок. С. умер 15.01.2001 г. Свидетельство о праве на наследство выдано нотариусом 17.07.2003 г. его супруге С. и дочери - М.. Из технического паспорта МУП «БТИ и ПЖФ» следует, что на указанном земельном участке имеется незавершенный строительством жилой дом с площадью застройки 48,9 кв. метров. В соответствии со ст.264 Гражданского процессуального кодекса РФ суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан, организаций, в том числе факта владения и пользования недвижимым имуществом. Согласно ст.265 Гражданского процессуального кодекса РФ суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение, только при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, или при невозможности восстановления утраченных документов. Установление факта владения С. земельным участком необходимо С. для получения свидетельства о праве на наследство на указанный земельный участок и регистрации права собственности на вновь построенный жилой дом и во внесудебном порядке невозможно. При таких обстоятельствах заявление С. суд посчитал обоснованным  и вынес решение об удовлетворении ее требований.

4. Требование о признании права собственности может быть заявлено при разрешении многих судебных споров по поводу недвижимости.

Иски о признании права собственности существуют в двух видах: положительном и отрицательном. Первый вид направлен на судебное подтверждение наличия у истца искомого права на спорную вещь; второй – на подтверждение отсутствия у ответчика полагаемого за ним права на фактический объект недвижимости.

На стадии подготовки дела к судебном разбирательству судьи определяются с нормами права, которыми следует руководствоваться при разрешении спора.

По искам о праве собственности юридически значимыми обстоятельствами являются сведения о зарегистрированных правах на спорное недвижимое имущество, а также  основания  приобретения права собственности (основания регистрации и перехода права), то есть в обязательном порядке сторонам предлагается предоставить сведения о государственной регистрации права на это имущество и сделок с ним; документы, на основании которых возникло право собственности (договоры дарения, мены, купли-продажи, свидетельства о наследстве, акты …), а также документы, подтверждающие технические характеристики имущества, соответствующие планы, экспликации и т.п.

Надлежащими ответчиками по искам о признании права собственности привлекаются лица, владеющие спорным имуществом.

В Калининском районном суде г. Чебоксары большое место в данной категории дел занимают иски о признании права собственности на самовольную постройку.

При разрешении споров о признании права собственности на самовольную постройку ответчиком привлекается орган, отвечающий за соблюдение при строительстве установленных норм и правил.  Управление и распоряжение земельными участками, находящимися в муниципальной собственности, осуществляется администрацией г. Чебоксары, в связи с чем надлежащим ответчиком о признании права собственности на самовольную постройку является собственник земли администрация г. Чебоксары.

К участию в деле также привлекаются и другие лица, права и законные интересы которых затрагивает существование спорной постройки.

Строительство любого объекта недвижимости непосредственно связано с земельным участком, на котором оно ведется. Право собственности на самовольную постройку может быть признано за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка.

С. обратилась в суд с исковым заявлением к администрации г. Чебоксары о признании права собственности на жилой дом, а также земельный участок, расположенный по адресу: г. Чебоксары, ул. 1ая Южная, мотивировав свои требования тем, что договором от 26 июля 1974 года И. был предоставлен земельный  участок в бессрочное пользование под строительство индивидуального жилого дома на праве личной собственности общей площадью 537 кв.м. Между И. и С. 30 сентября 1978 года был заключен договор купли-продажи каркасно-засыпного дома, расположенного на земельном участке по адресу: г.Чебоксары, ул. 1 Южная.  В 1990 году в связи с ветхостью дома, согласно разрешению на проектирование и строительство, С. вместо старого дома возвела новый дом. В последующем номер дома был изменен. В силу своей неграмотности и преклонного возраста процедуру ввода в эксплуатацию жилого дома не довела до конца. Принимая решение об удовлетворении требований, суд руководствовался положениями ст.37 ЗК РСФСР, введенного в действие Постановлением Верховного Совета РСФСР от 25 апреля 1991 года и действовавшего до принятия ЗК РФ, введенного в действие с октября 2001 года, о том, что при переходе права собственности на строение, сооружение или при передаче другим предприятиям, учреждениям, организациям и гражданам вместе с этими объектами переходит и право пользования земельными участками. Такое же положение было предусмотрено и ст. 87 ЗК РСФСР 1970 г., а именно на землях городов при переходе права собственности строения переходит также и право пользования земельным участком. Поскольку суд установил, что земельный участок был выделен в соответствии с требованиями законодательства для возведения дома, право собственности на жилой дом приобретено в результате законной сделки, дом построен в соответствии с градостроительными требованиями, исковые требования С. были удовлетворены.

При рассмотрении дел данной категории судьями Калининского районного суда г. Чебоксары определяется круг обстоятельств, имеющих юридическое значение, для правильного рассмотрения дела по существу. Устанавливается наличие права на земельный участок, на котором ведется строительство,  либо уже возведено строение; наличие разрешения собственника этого участка или собственника существующего строения на строительство, реконструкцию; соблюдение целевого назначения и разрешенного использования земельного участка, а также красных линий, установленных проектами планировки; наличие утвержденной в установленном порядке проектной документации, являющейся основанием для выдачи разрешения на строительство; разрешение на строительство, то есть документ, подтверждающий соответствие проектной документации требованиям градостроительного плана земельного участка и дающий застройщику право осуществлять строительство, реконструкцию, капитальный ремонт объектов капитального строительства; соблюдение градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов; а также соблюдение прав и законных интересов собственников, землевладельцев, землепользователей и арендаторов сопредельных земельных участков и иных объектов недвижимости.

Согласно ст.222 ГК РФ (в редакции ФЗ от 27.07.2006 г.)  право собственности на самовольную постройку могло быть признано судом за лицом, осуществившим постройку на не принадлежащем ему земельном участке, при условии, что данный участок будет в установленном порядке предоставлен этому лицу под возведенную постройку.

Решением Калининского районного суда г. Чебоксары по иску Л. к администрации г. Чебоксары  в признании права собственности на индивидуальный жилой дом по ул. Перова г. Чебоксары  отказано.

Истец свои требования мотивировал тем, что проживает в самовольно построенном жилом доме, который купил у А. без заключения какого-либо письменного соглашения. В установленном законом порядке земельный участок истцу предоставлен не был, разрешение на строительство не получено. Л. обращался в администрацию г. Чебоксары  с заявлением о предоставлении земельного участка под возведенную постройку; в письме за подписью председателя Горкомимущества ему было сообщено о том, что земельный участок будет предоставлен после признания судом права собственности на самовольную постройку.

По данному иску ответчиком выступала администрация г. Чебоксары,  Управление архитектуры и градостроительства администрации г. Чебоксары, Управление Федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике, привлечены к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований.

Суд, постанавливая решение об отказе в удовлетворении требований, указал, что Л. не является лицом, осуществившим постройку. Земельный участок в установленном законом порядке предоставлен ему не будет, поскольку согласно заключению Управления архитектуры и градостроительства администрации г. Чебоксары, жилое строение не соответствует градостроительным нормам, т.е. возведено без соблюдения красных линий (линий, обозначающих существующие, планируемые, изменяемые, вновь образуемые границы территорий общего пользования, границы земельных участков, на которых расположены линии электропередачи, линии связи) пересечений улиц Тургенева и Орлова, в связи с чем подлежит сносу. Поскольку Леонтьев А.А. не является лицом, осуществившим постройку, данный земельный участок не будет предоставлен ему в установленном порядке, суд отказал в удовлетворении исковых требований.

Как указывалось выше, основанием для признания права собственности до 01 сентября 2006 года являлось условие, что земельный участок будет в установленном законом порядке предоставлен лицу, осуществившему постройку.

Так, требования по гражданскому делу по иску К. к администрации  г. Чебоксары   о признании права собственности на самовольно возведенный жилой дом, расположенный по адресу: г. Чебоксары, ул. Нижняя, удовлетворены. Из материалов дела видно, что с 2001 года К. являлась членом садоводческого товарищества «Ивушка» г. Чебоксары  - пос. Альгешево, и ей в пользование был предоставлен земельный участок №459. На данном земельном участке ею возведен индивидуальный жилой дом, которому Управлением архитектуры и градостроительства администрации г. Чебоксары присвоен почтовый адрес: ул. Нижняя, д.(…). Правоустанавливающие документы на земельный участок и возведенное домовладение в материалах отсутствуют. Для строительства индивидуального жилого дома истицей были произведены выборка и обследование земельного участка, согласован проект границ земельного участка, заключен договор аренды земельного участка, согласно которому земельный участок общей площадью 617 кв.м. предоставлен К. для индивидуального жилищного строительства по распоряжению главы администрации города от 22 сентября 2005 года, а также получено разрешение на строительство. По завершению строительства дома, он был принят в эксплуатацию. Учитывая, что спорный объект недвижимого имущества возведен истицей на земельном участке, предоставленном для этих целей в аренду, и сохранение данной постройки не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц, не создает угрозу жизни и здоровью граждан, суд пришел к выводу о том, что исковые требования К. о признании за ней права собственности на индивидуальный жилой дом подлежат удовлетворению.

Истицей при подаче данного иска также было заявлено требование о возложении на Управление Федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике обязанности по государственной регистрации права собственности на дом. Однако оно отдельно разрешено не было, поскольку в этой части иска не требуется вынесения решения, так как в силу ст.13 ГПК РФ, ст.ст.219, 222 п.3 ГК РФ и ст.ст. 17,28 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», вступившее в законную силу решение суда является основанием для такой регистрации.

Следующей разновидностью гражданских дел, рассмотренных в Калининском суде г. Чебоксары, являются гражданские дела о признании права собственности в порядке приватизации в связи с невключением жилых помещений в реестр муниципальной собственности.  За изученный период общее количество дел указанной категории составило 90. Их процент из общего количества дел о признании права собственности образовал 40,1%.

Если жилые помещения, предоставленные гражданам по договору социального найма до 1 марта 2005 года, фактически не переданы в муниципальную собственность, то право собственности на указанные жилые помещения может быть признано за гражданином в судебном порядке и должно быть зарегистрировано органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, на основании судебного решения.

В качестве примера можно привести следующее гражданское дело.

И., К., М. обратились в суд с иском к администрации г. Чебоксары, администрации Калининского района г. Чебоксары, ГУП «Чувашгаз» о признании права общей долевой собственности по 1/3 доли в праве за каждым на квартиру  дома по ул. Сапожникова г. Чебоксары по праву приватизации.  Спорная квартира была предоставлена И. на состав его семьи как очереднику ГУП «Чебоксарыгоргаз», выдан ордер на жилое помещение. В ввиду того, что на квартиру не зарегистрировано право муниципальной собственности, истцы не могут реализовать свое право на приватизацию жилого помещения.

Представителем ответчика по данному делу выступала администрация г. Чебоксары,  представитель против удовлетворения исковых требований не возражала. Представитель ответчика ГУП «Чувашгаз» также не возражал против удовлетворения исковых требований. Представитель третьего лица МУП «БТИ и ПЖФ» г. Чебоксары, привлеченный к участию в деле, также не возражал против удовлетворения исковых требований. ЗАО «Фирма Чебоксарская керамика», выступающая в процессе в качестве третьего лица, указала, что спорная квартира на балансе общества не состоит, права на нее за обществом не зарегистрированы. В обязательном порядке привлекаемый к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, представитель Управления Федеральной регистрационной службы в судебное заседание не явился, разрешение требований оставил на усмотрение суда. Суд установил, что постановлением главы Чебоксарской городской администрации от 19 мая 1995 года  утверждено распределение квартир в доме по ул. Сапожникова г. Чебоксары; спорная квартира распределена АОЗТ Фирма «Чебоксарская керамика». МУП «БТИ и ПЖФ» г. Чебоксары  право собственности за АОЗТ фирма «Чебоксарская керамика» не зарегистрировано. В период работы истца И. в МП «Чебоксарыгоргаз», 01 февраля 1995 года между МП «Чебоксарыгоргаз» и Ивановым В.И. был заключен договор купли-продажи квартиры в рассрочку, по условиям которого И. обязался сдать МП «Чебоксарыгоргаз» занимаемую им квартиру дома по ул. Маршака г. Чебоксары для дальнейшего перераспределения, а МП «Чебоксарыгоргаз» предоставляет И. спорную квартиру  дома по ул. Сапожникова г. Чебоксары. Указанный договор в МУП «БТИ и ПЖФ» г. Чебоксары  не зарегистрирован, в связи с чем на основании ст.ст.160,164,165 ГК РФ является ничтожным. Постановлением главы администрации Калининского района г. Чебоксары от 18 января 1995 года  И. была предоставлена на состав семьи из четырех человек спорная квартира по вышеуказанному адресу, 30 января 1995 года выдан ордер на жилое помещение. С 20 июля 1995 года МП «Чебоксарыгоргаз» было реорганизовано в МУП «Чебоксарыгоргаз», которое было реорганизовано путем присоединения в ГУП «Чувашгаз». После реорганизации спорная квартира не передавалась на баланс ГУП «Чувашгаз». По сведениям МУП «БТИ и ПЖФ» г. Чебоксары, Управления Федеральной регистрационной службы по ЧР право собственности на спорную квартиру не зарегистрировано. Однако данная квартира предоставлена истцу как муниципальное жилье, по договору социального найма выдан ордер единого образца на жилое помещение, а также факт передачи ранее занимаемой организации в порядке очередности как муниципальное жилье, в связи с чем суд пришел к выводу о том, что фактически отношения по предоставлению спорной квартиры сложились между органами местного самоуправления и истцами, и рассматривает спорную квартиру как муниципальное жилье, так как согласно постановлению Кабинета Министров ЧР от 14 февраля 2002 года №25 «О некоторых вопросах приватизации жилищного фонда в ЧР», в целях создания одинаковых условий приватизации гражданами жилищного фонда органам местного самоуправления рекомендовано принять в муниципальную собственность жилищной фонд, построенный за счет средств республиканского бюджета ЧР по программам строительства социального жилья и распределяемый бесплатно гражданам, состоящим в очередности на улучшение жилищных условий. Предприятия, реорганизованные в порядке приватизации в хозяйственные общества, должны передать в муниципальную собственность жилищный фонд, переданный им до принятия настоящего постановления гражданами по договору возврата жилья при улучшении их жилищных условий. Суд учел, что АОЗТ фирма «Чебоксарская керамика» не зарегистрировала право собственности на спорную квартиру и на нее не претендует, техническое обслуживание квартиры осуществляет МУП «КРУ ЖКХ» г. Чебоксары. Согласно ст.2 Закона РФ от 04 июля 1991 года «О приватизации жилищного фонда в РФ» граждане РФ, занимающие жилые помещения в государственном или муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлений организаций (ведомственный фонд), на условиях социального найма, вправе приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных настоящим законом. Ввиду того, что действующее законодательство РФ предусматривает право истцов на приватизацию занимаемого ими жилого помещения как в государственном, муниципальном так и ведомственном жилом фонде, за И., К., М. признано право общей долевой собственности по 1/3 доли в праве за каждым на квартиру 136 дома 4 по ул. Сапожникова г. Чебоксары по праву приватизации.

Другую разновидность гражданских дел составляют обращения граждан с требованием о признании права собственности в порядке наследования.

К примеру, по гражданскому делу по иску С. к Ф., С., администрации города Чебоксары решением Калининского районного суда г. Чебоксары за С. в порядке наследования признано право собственности на незавершенный строительством индивидуальный жилой дом, расположенный по адресу: Чувашская Республика, г. Чебоксары, ул. Волжская.

Суд пришел к выводу о том, что в состав наследства, открывшегося после смерти С., умершего 28 декабря 2004 года, входит незавершенный строительством индивидуальный жилой дом по ул. Волжская г. Чебоксары, поскольку построен он был на средства наследодателя с соблюдением действующего законодательства РФ. Указанное строение не является самовольным, на его возведение С. получено разрешение, строение соответствует градостроительным нормам и правилам, требованиям санитарно-эпидемиологических правил и норм, нормам и правилам пожарной безопасности. Поскольку истица фактически приняла наследство: несла бремя его содержания, собирала необходимые документы для оформления права собственности на земельный участок и незавершенное строительством домовладение, суд посчитал требования истицы о признании за ней права собственности на указанный дом по праву наследования законными и обоснованными.

Положения ст.ст.1152, 1153 ГК РФ предусматривают, что для приобретения наследства наследник должен его принять. Признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности, если наследник: вступил во владение или в управление наследственным имуществом; принял меры по сохранению наследственного имущества; произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества; оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

К., действующая за себя и несовершеннолетних К-вых, обратилась в суд с иском к К-вым о  признании за каждым по 1/3 доли права собственности в порядке наследования на ½ часть жилого дома по ул. Бичурина г. Чебоксары в связи с тем, что указанный дом построен в 1960-1961 годах К.- отцом ее умершего мужа. У К. от первого брака двое детей – К., 1958 г.р., и К., 1957 г.р., и от второго брака двое детей – К., 05 мая 1966 г.р., и К.,1968 г.р. Решением  Калининского районного суда г. Чебоксары от 21 января 1975 года брак между К. и К. расторгнут. Одновременно произведен раздел общего имущества – домовладения по ул. Бучурина: К. -1/2 часть домовладения, в том числе передняя половина  дома, баня, заборы; К.-1/2 часть домовладения, в том числе задняя половина дома, сарай.  Дом был фактически разделен на две изолированные жилые части с отдельными входами. К. умер 19 июля 2005 г. Его сын от первого брака – К., супруг истицы, фактически вступил во владение наследственным имуществом и подал нотариусу заявление о принятии наследства. Однако в связи с отсутствием всех необходимых документов, свидетельство о праве на наследство выдано не было. К. умер 05 ноября 2002 года. Истица с детьми К-ми проживали и проживают в спорной части дома.

К-вы обратились в суд со встречным иском к  К. о признании за каждым по 1/3 доли в праве собственности в порядке наследования по закону на ½ часть жилого дома №123 «а» по ул. Бичурина г. Чебоксары, открывшегося после смерти К., который мотивирован тем, что после смерти отца К. они пользовались его имуществом, садовым инвентарем, баней, земельным участком, оплачивали страховку всего дома, платили налоги. К. в спорный дом вселился после смерти отца К. Фактически после смерти отца вступил в наследство не только К., но и К-вы, поэтому К. имеет право претендовать только на 1/3 долю из наследственной массы после смерти К.

Суд установил, что после смерти К., умершего 19 июля 1995 года, наследниками первой очереди являлись его четверо детей, однако К. - единственный из лиц, имевших право на наследование по закону после смерти К., принял наследство, состоящее из спорной половины дома. Страхование дома, произведенное К-вой, по мнению суда, не свидетельствует о том, что К-ва и К. приняли наследство после смерти К., состоящее из спорной половины дома, в связи с чем в удовлетворении встречного иска отказал.  03 ноября 2002 года К. умер. К-ва с детьми после смерти мужа К. постоянно проживала в спорной половине дома, что не оспаривается ответчиками, принимала участие в расходах по содержанию его, поэтому, суд в силу ст.1153 ГПК РФ удовлетворил требования К-вой, действующей за себя и несовершеннолетних К-вых и признал за каждым право собственности на 1/3 долю права в порядке наследования на ½ часть жилого дома по ул. Бичурина в г. Чебоксары ЧР; в удовлетворении встречного иска к К. о признании за каждым по 1/3 доли в праве собственности в порядке наследования по закону на ½ часть жилого дома по ул. Бичурина г. Чебоксары, открывшегося после смерти К., отказал.

Судами также рассматриваются иски о признании права собственности путем  включения имущества в наследственную массу, право на которое наследодателем при жизни оформлено не было.

Решением Калининского районного суда г. Чебоксары  от 22 августа 2006 года по гражданскому делу  по иску Б., Б., А. в интересах несовершеннолетней Б. к администрации г. Чебоксары  о признании договора передачи жилого помещения состоявшимся, включении жилого помещения в состав наследственного имущества,  исковые требования удовлетворены. Указанная комната включена в состав наследства, открывшегося после смерти Б., умершего 20 июля 2006 года.

Постанавливая данное решение, суд исходил из того, 06 июня 2006 года Б. обратился в МУП «БТИ и ПЖФ» г. Чебоксары  с заявлением,  в котором просил передать жилое помещение в свою личную собственность, однако 20 июля 2006 года до заключения договора передачи заявитель умер.

Б. был лишен возможности соблюсти порядок оформления документов на приватизацию спорной комнаты, в которой ему не могло быть отказано, в связи со смертью. Суд при рассмотрении иска учел, что, подав заявление о передаче квартиры в собственность, он выразил волю на приватизацию. Мать Б.- Б., жена - Б. и дочь - Б. в силу ст.1142 ГК РФ являются его наследниками первой очереди и вправе предъявить требование о признании договора передачи спорного жилого помещения состоявшимся и включении комнаты в состав наследства, открывшегося после смерти Б., при этом незаключение договора вследствие смерти наследодателя не может являться основанием для отказа в удовлетворении их требования, в связи с чем поданное ими заявление было удовлетворено.

Статьей 234 ГК РФ предусмотрено приобретение права собственности в силу приобретательной давности. Совокупность пяти обстоятельств: длительное, добросовестное, открытое, непрерывное владение имуществом как своим собственным являлось основанием для признания права собственности в силу приобретальной давности.

При рассмотрении  гражданского дела по иску У., действующего в интересах П, к администрации г. Чебоксары о признании права собственности на жилой дом в силу приобретательной давности исковые требования удовлетворены, так как в ходе судебного заседания истец доказал, что этим помещением владеет открыто и непрерывно  более 15 лет.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, на основании определения о подготовке дела к судебному разбирательству были привлечены Управление архитектуры и градостроительства администрации г. Чебоксары  и МУП «БТИ и ПЖФ» г. Чебоксары.

У. мотивировал свои требования тем, что в сентябре 1981 года купил данное домовладение у В., который после этого выехал в другой регион. Оформление договора своевременно произведено не было, а сам договор купли-продажи дома истцом был случайно утерян. С сентября 1981 года истец открыто и непрерывно владеет названным домом как собственным, содержит его, осуществил строительные работы. Решением суда от  05 июля 2006 года за истцом признано право собственности на данный жилой дом по следующим основаниям. При рассмотрении данного дела выяснилось, что между Исполкомом Чебоксарского городского Совета депутатов трудящихся и В. заключен договор о предоставлении в бессрочное пользование земельного участка под строительство индивидуального жилого дома на праве личной собственности. Истец непрерывно в течение 15 лет владел и пользовался спорным домом, что подтверждается квитанциями об оплате электроэнергии, газоснабжения. П. снес ранее находящийся на данном земельном участке дом и построил за счет собственных средств новый дом. Согласно градостроительному заключению Управления архитектуры и градостроительства администрации г. Чебоксары самовольно возведенный индивидуальный жилой дом истца соответствует градостроительным нормам, указанный дом построен им на принадлежащем ему земельном участке. Данные обстоятельства являются основанием для признания права собственности на самовольную постройку. Принимая во внимание данные обстоятельства, учитывая, что истец пользовался приобретенным у В. домом открыто и добросовестно, сохранение вновь возведенной постройки не нарушает прав и охраняемых законом интересов других лиц, не создает угрозу жизни и здоровью граждан, суд, учитывая положения ст.234 ГК РФ, удовлетворил исковые требования истца в полном объеме.

По другому гражданскому по иску З. к администрации г.Чебоксары о признании права собственности на жилой дом в силу приобретательной давности отказано.

У., действуя в интересах З. по доверенности, обратилась в суд с иском к администрации г.Чебоксары Чебоксары о признании права собственности З. на жилой дом по ул.Боголюбова в г.Чебоксары в силу приобретательной давности. Требования мотивированы тем, что с 1987 года по настоящее время З. проживает в указанном доме, зарегистрирован в нем с 2003 года, ранее совместно с ним в указанном доме проживала А., которая умерла в 1987 году. С 1987 года истец владеет непрерывно открыто и добросовестно как своим собственным указанным жилым домом, нес и несет бремя расходов по содержанию дома, оплачивая коммунальные платежи и налог на землю.

Судом установлено, что жилой дом по ул.Боголюбова в г.Чебоксары  является самовольно возведенным в 1979 году. Домовладельцем указана А., З. в указанном доме зарегистрирован с 17 декабря 2003 года. А. умерла 07 октября 2007 года. Управление архитектуры и градостроительства администрации г.Чебоксары письмом от 20 мая 2008г. представило карту градостроительного зонирования г.Чебоксары, согласно которой земельный участок по ул.Боголюбова находится в зоне Ж-2,  а также сообщило, что 27 июля 2007г. А. было выдано градостроительное заключение о возможности признания права собственности на дом по ул. Боголюбова г.Чебоксары в судебном порядке на основании ч.3 ст.222 ГК РФ, поскольку конструктивные характеристики объекта соответствуют требованиям надежности и безопасности и постройка не представляет угрозу для жизни и здоровья граждан. МУ «Земельное управление» сообщило, что решений органов местного самоуправления в соответствии с требованиями ст.29 Земельного Кодекса РФ о предоставлении земельного участка по ул.Боголюбова г.Чебоксары не принималось, указанный земельный участок за З. и за кем-либо на праве собственности или аренды не закреплялся. В Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним сведений о государственной регистрации прав на дом и земельный участок по ул.Боголюбова  г.Чебоксары не имеется . Жилой дом по ул.Боголюбова в г.Чебоксары является самовольно возведенным, земельный участок под ним никому ни на каком праве не предоставлялся, право собственности истца на указанный дом в силу приобретательской давности не возникло. Это явилось основанием для отказа в удовлетворении исковых требований. Факт проживания истца в течение 15 лет в указанном доме, его регистрация по месту жительства, несение бремени расходов на содержание самовольной постройки не имеют юридического значения, а потому судом во внимание не приняты.

Случаи удовлетворения исков о признании права собственности будут рассмотрены  далее.

В изученный период  судами рассматривались дела о признании договоров передачи квартир недействительными.

Р. обратилась в суд с иском к Т. о признании  недействительным обменного ордера  от 16 мая 1991 года, выданного Т., на квартиру в доме  по ул. Пролетарская г. Чебоксары; признании недействительным договора передачи данной квартиры Т.; признании недействительным свидетельства о праве на наследство Толстовой И.И. на названную квартиру после смерти Т.; признании недействительной регистрации права собственности Т. на квартиру в доме 4 по ул. Пролетарская г. Чебоксары; признании недействительной регистрации по месту жительства Т. в спорной квартире.

Требования мотивированы тем, что истица проживает в спорной квартире, которая была предоставлена ее мужу, с сентября 1983 года. После смерти мужа она стала квартиросъемщицей данной квартиры, лицевой счет открыт на ее имя. В июне 2004 года истице отказали в регистрации по месту жительства в спорной квартире внуков в связи с тем, что квартира принадлежит на праве собственности ответчице. В 1991 году по обменному ордеру квартиросъемщиком спорной квартиры стал отец ответчицы, который указанное жилое помещение приватизировал. После смерти Т., умершего 10 мая 2004 года, спорная квартира по наследству перешла в собственность его дочери Т-вой. Истица обмен спорной квартиры не совершала и не знала, что в течение 14 лет не имеет права на ее приватизацию.  Р. считает, что Т. обманным путем, незаконно получил обменный ордер на спорную квартиру, последующая приватизация квартиры и переход по наследству в собственность Т. являются незаконными.

По данному делу в качестве третьих лиц привлечены Управление Федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике, МУП «БТИ и ПЖФ г. Чебоксары, Паспортно-визовый отдел Калининского РОВД г. Чебоксары. Суд отказал в удовлетворении исковых требований в полном объеме. В своем решении сослался на ст.47 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшего до 1 марта 2005 года на период спорных взаимоотношений,  в части того, что ордер являлся единственным основанием для вселения в предоставленное жилое помещение в доме государственного или общественного жилищного фонда. В соответствии со ст.48 ЖК РСФСР ордер на жилое помещение мог быть признан недействительным в судебном порядке в случаях представления гражданами не соответствующих действительности сведений о нуждаемости в улучшении жилищных условий, нарушения  прав других граждан или организаций на указанное в ордере жилое помещение, неправомерных действий должностных лиц при решении вопроса о предоставлении жилого помещения, а также в иных случаях нарушения порядка и условий предоставления жилых помещений. Требование о признании ордера недействительным могло быть заявлено в течение трех лет со дня его выдачи.

Жилищным кодексом РФ, действующим с 1 марта 2005 года, выдача ордера, в качестве основания для вселения в жилое помещение государственного или муниципального жилищного фонда, не предусмотрена. Суд установил, что после регистрации брака с Р., Р-кая  была вселена в квартиру дома  по ул. Пролетарская г. Чебоксары. После смерти Р. 21 июня 1989 года нанимателем спорной квартиры являлась истица. На основании заявлений Т-вых и Р-кой произведен родственный обмен, в результате которого Т. с сыном переехал в квартиру дома по ул. Пролетарская г. Чебоксары Р., объединясь с дочерью Т., переехала в квартиру дома по пр. Тракторостроителей г. Чебоксары. Р. 28 марта 1991 года выразила согласие на выдачу одного ордера на квартиру в доме по пр. Тракторостроителей г. Чебоксары на имя дочери Т. с включением в него истицы. 16 мая 1991 г. Т. выдан обменный ордер на вселение в спорную квартиру, в который, кроме него, включен сын Т., а Т-вой.- обменный ордер на вселение в квартиру дома по пр. Тракторостроителей г. Чебоксары, в который, кроме нее, включены Т. – дочь Р. и мать. Истица оспаривала подписание заявления об обмене жилплощади и заявления в жилищную комиссию горисполкома г. Чебоксары  о включении ее в ордер на квартиру в доме по пр. Тракторостроителей г. Чебоксары на имя дочери Т. По делу была назначена почерковедческая экспертиза, однако оплатить услуги эксперта истица отказалась. Суд посчитал недоказанным доводы истицы о неподписании ею названных заявлений и отказал в удовлетворении требований о признании недействительным договора передачи квартиры  в доме  по ул. Пролетарская  г. Чебоксары, признании недействительным свидетельства о праве на наследство Т. на данную квартиру после смерти Т., поскольку квартира  в доме  по ул. Пролетарская г. Чебоксары принадлежала на праве собственности Т на  основании договора передачи от 23 апреля 2002 года, заключенного с администрацией г. Чебоксары; на момент приватизации спорной квартиры в ней были зарегистрированы Т. и Т., который отказался от участия в приватизации. Суд пришел к выводу о том, что администрацией г. Чебоксары Т. спорная квартира в собственность не передавалась. В удовлетворении исковых требований о признании недействительной регистрации права собственности ответчицы на квартиру также было отказано, поскольку истицей не оспаривается договор передачи спорной квартиры, заключенный между администрацией г. Чебоксары и Т., на основании которого произведена регистрация права собственности ответчицы на квартиру. Доказательств нарушения требований закона при регистрации права суду не было представлено. Постанавливая решение в этой части, суд сослался на ст.7 закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» о том, что передача жилых помещений в собственность граждан оформляется договором самоуправления поселений, предприятием, учреждением с гражданином, получающим жилое помещение в собственность в порядке, установленном законодательством. Право собственности на приобретенное жилое помещение возникает с момента государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и  сделок с ним.. Одним из оснований для государственной регистрации наличия, возникновения, прекращения, перехода, ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество и сделок с ним являются договоры и другие сделки в отношении недвижимого имущества, совершенные в соответствии с законодательством, действовавшим в месте расположения объектов недвижимого имущества на момент совершения сделки. Государственная регистрация прав проводится на основании заявления правообладателя сторон договора или уполномоченного им (ими) на то лицами при наличии у него нотариального удостоверенной доверенности, если иное не установлено федеральным законом. Третье требование истицы о признании недействительной регистрации ответчицы в спорной квартире также оставлено без удовлетворения, поскольку  доказательств регистрации Толстовой И.И. в спорной квартире в 1995 году с нарушением требований закона истицей не представлено, указав, что  регистрация по месту жительства по смыслу Федерального Закона «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» является лишь предусмотренным федеральным законом способом учета граждан в пределах Российской Федерации, носит уведомительный характер и сама по себе не влечет возникновения или прекращения жилищных прав. Поскольку суд отказал в удовлетворении требований о признании недействительной регистрации права собственности Т. на квартиру в доме по ул. Пролетарская г. Чебоксары, не подлежат удовлетворению и требования о признании недействительной регистрации по месту жительства Т., поскольку ей как собственнику квартиры, принадлежат права владения, пользования и распоряжения. Суд своим решением отказал Р. в удовлетворении иска к Т. о признании недействительным обменного ордера  от 16 мая 1991 года на квартиру  в доме по ул. Пролетарская г. Чебоксары, признании недействительным договора передачи квартиры  в доме  по ул. Пролетарская г. Чебоксары Т., признании недействительным свидетельства о праве на наследство на данную квартиру, признании недействительной регистрации права собственности Т. на квартиру  в доме по ул. Пролетарская г. Чебоксары, признании недействительной регистрации по месту жительства.

Таким образом, из-за отсутствия правовых оснований для удовлетворения требования истца - признания права собственности, суд отказывал в удовлетворении иска. Недоказанность истцом нарушения его прав и законных интересов государственной регистрацией права собственности на спорный объект недвижимости также являлось основанием для отказа в иске.

Еще одной разновидностью дел, связанных с защитой прав на недвижимое имущество, являются гражданские дела по искам о признании сделок недействительными, применении последствий недействительности сделок. Судебные споры возникают в связи с приобретением имущества по договорам купли-продажи и дарения недвижимого имущества. Споры возникают как при совершении сделок, государственной регистрации права, так и в последующем, когда заявляются требования о признании регистрационной записи недействительной, признании сделок недействительными, применении последствий недействительности ничтожных сделок.

Необходимость обращения в суд возникает в тех случаях, когда незаконность содержания сделки не может быть выявлена без установления права и обязанностей ее участников.

В тех случаях, когда государственная регистрация оспаривается лицом, считающим себя собственником этой недвижимости, недействительность сделки не всегда очевидна. В этих случаях возникает сложное правоотношение, в состав которого, наряду с правоотношениями, связанными с совершением сделки, входит правоотношение, связанное с приобретением права собственности.

В качестве примера можно привести  гражданское дело.

Н. обратился в суд с иском в интересах Ф. к А., Управлению Федеральной регистрационной службы по ЧР, Жилищно - строительному  кооперативу «Будайка» о признании незаконной регистрации за ответчиком права собственности на квартиру  в доме по ул. Гагарина г. Чебоксары, прекращении в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о праве собственности А. на данную квартиру. Исковые требования мотивированы тем, что 09 августа 1995 года Ф. выдан ордер на вышеупомянутую четырехкомнатную квартиру как члену жилищно-строительного кооператива «Будайка», внесшему пай за нее. С конца 2004 года истица стала проживать вместе с сыном в квартире  дома по ул. Кадыкова г. Чебоксары, а в квартире дома по ул. Гагарина г. Чебоксары остались проживать ее дочь А., внучка А., муж дочери А.– ответчик. 15 декабря 2005 года истице стало известно о том, что ответчик, предоставив в Управление Федеральной регистрационной службы по ЧР не соответствующую действительности справку о полной выплате пая за спорную квартиру, незаконно зарегистрировал за собой право собственности на нее. 02 мая 2006 года Н. представлено уточненное исковое заявление в интересах Ф. к А., Управлению Федеральной регистрационной службы по ЧР, ЖСК «Будайка», А., К., К. о признании за Ф. права на паенакопление в размере стоимости квартиры в доме  по ул. Гагарина г. Чебоксары, признании недействительными справок №906 от 15 июня 2005 года и №927 от 20 июля 2005 года о полной выплате паенакопления А., признании недействительной в силу ничтожности сделки по договору мены от 24 августа 2005 года, применении последствий ее недействительности, признании незаконной регистрации за ответчиком права собственности на квартиру в доме по ул. Гагарина г. Чебоксары. Впоследствии представителем истицы представлено заявление о дополнении  и уточнении исковых требований, в котором Ф. по тем же основаниям заявлены требования к А., жилищному кооперативу «Будайка», А., К., К. о признании недействительными справок ЖСК «Будайка» №906 от 15 июня 2005 года и № 927 от 20 июля 2005 года в части членства А. в ЖСК «Будайка» и наличии в его собственности квартиры  в доме  по ул. Гагарина г. Чебоксары; признании недействительной в силу ничтожности сделки по договору мены от 24 августа 2005 года и применении последствий ее недействительности, возвратив сторонам сделки: А. квартиру  в доме  по ул. Гагарина г. Чебоксары, К-вым квартиру  в доме по пр. Тракторостроителей г. Чебоксары, К. денежные средства в размере действительной (рыночной) стоимости квартиры  в доме по пр. Мира г. Чебоксары  в сумме 680000 рублей, взыскав их с А.; прекращении записи о государственной регистрации права собственности: на квартиру  в доме  по ул. Гагарина г. Чебоксары  за К-вым, на квартиру в доме по пр. Тракторостроителей г. Чебоксары  за А.; признании за Ф. права собственности на квартиру в доме по ул. Гагарина г. Чебоксары; признании недействительной государственной регистрации права собственности за А. на квартиру  в доме по ул. Гагарина г. Чебоксары.

Суд в ходе рассмотрения дела суд установил факт внесения А. денежных средств для оплаты паевых взносов, нашел недоказанным факт уплаты Ф. в полном объеме паевого взноса за квартиру в доме по ул. Гагарина г. Чебоксары, пришел к выводу о том, что Ф., будучи работником АО «ЧАЗ», подавала заявление на приобретение 4-х комнатной квартиры в доме по ул. Гагарина г. Чебоксары, которая предназначалась А-вым. При этом после подачи данного заявления, Ф. не принимала участия в собраниях будущих собственников квартиры, то есть, по мнению суда, не осуществляла действий, свидетельствующих о намерении пользоваться правами и обязанностями члена кооператива «Будайка». Поскольку основанием для возникновения права собственности на квартиру в кооперативном доме является неподача заявления о включении в кооператив, а полная выплата лицом пая, суд отказал в удовлетворении требований о признании недействительными справок ЖСК «Будайка» №906 от 15 июня 2005 года и №927 от 20 июля 2005 года в части членства А. в ЖСК «Будайка» и наличии в его собственности квартиры в доме  по ул. Гагарина г. Чебоксары; признании  за Ф. права собственности; признании недействительной государственной регистрации права собственности  за А. на квартиру в доме по ул. Гагарина г. Чебоксары в связи с необоснованностью. Помимо этого, суд применил исковую давность.       Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики от 23 августа 2006 года данное решение оставлено без изменения, поскольку суд кассационной инстанции согласился с выводами, изложенными в решении, о том, что Ф. не осуществила действий, свидетельствующих о намерении пользоваться правами и обязанностями члена кооператива «Будайка», так как в силу ст.218 ГК РФ основанием для возникновения права собственности на квартиру в кооперативном доме является неподача заявления о включении в кооператив, а полная выплата лицом пая. Кассационная инстанция согласилась с тем, что пропущенный срок исковой давности в силу ст. 199 ГК РФ является основанием  к вынесению судом решения об отказе в иске. Правильно Ф. отказано и в удовлетворении остальных ее требований, поскольку их удовлетворение связано с удовлетворением требований о признании незаконной регистрации права собственности на квартиру  в доме по ул. Гагарина г. Чебоксары.

Прежде чем прийти к выводу о ничтожности сделки по основанию, предусмотренному ст.168 ГК РФ, судом устанавливаются обстоятельства, свидетельствующие о наличии у истца права собственности на предмет оспариваемой сделки.

Е. обратился к Н., Н.,  Управлению Федеральной миграционной службы по Чувашской Республике-Чувашии о признании прекращенным право пользования жилым помещением, о снятии с регистрационного учета; по встречному иску Н. к Е., С. о признании недействительными  доверенности,  договора купли-продажи квартиры, записи о государственной регистрации права на недвижимое имущество, применении последствий недействительностисделки.

Судом установлено, что спорная квартира дома  по пер.Молодежный г.Чебоксары принадлежала на праве собственности Н. на основании договора передачи  от 21 января 2002 года, заключенного между администрацией г.Чебоксары и Н., 15 марта 2007 года Н. выдала на имя С. доверенность, которой уполномочила  продать принадлежащую ей на праве собственности квартиру дома  по пер.Молодежный г.Чебоксары; купить на ее имя любую жилую площадь, находящуюся в г.Чебоксары, за цену и на условиях по своему усмотрению. Доверенность выдана сроком  на  три года. 31 марта 2007 года между Н. в лице ее представителя С. и Е. заключен договор купли-продажи спорной квартиры  дома  по пер.Молодежный г.Чебоксары, по условиям которого  продавец Н. продала, а покупатель Е. приобрел на праве собственности указанную спорную квартиру за 1600000 руб. Согласно п.4 договора купли-продажи, Н., Н. обязались сняться с регистрационного учета по месту жительства в срок до 07 апреля 2007 года. Данный договор купли-продажи квартиры от 31 марта 2007 года заключен и подписан от имени Н. - С. по доверенности от 15 марта 2007 года. Договор купли-продажи квартиры от 31 марта 2007 года был зарегистрирован УФРС по ЧР  в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Право собственности Е. на спорную квартиру было зарегистрировано 06 апреля 2007 года в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, выдано свидетельство о государственной регистрации права 06 апреля 2007 года.

Приговором Калининского районного суда г. Чебоксары С. признан виновным в совершении  преступления, предусмотренного п. «б» ч.3 ст.163 УК РФ, выразившегося в требовании передачи права на чужое имущество, совершенном с применением насилия в целях получения имущества в особо крупном размере, вследствие чего суд посчитал установленным факт незаконного получения С. от Н. доверенности от 15 марта 2007 года  на право распоряжения владения, пользования спорной квартирой, в частности,  с применением насилия.

Положения ст. 179 ГК РФ предусматривают, что сделка, совершенная под влиянием насилия, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего. В виду того, что доверенность была выдана Н. - С. с применением физического насилия, что установлено приговором суда, суд считает обоснованными и подлежащими удовлетворению требования Н. о признании  недействительной указанной доверенности.

В соответствии со ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий и недействительна с момента ее совершения. Доверенность недействительная, она не влечет юридических последствий, и не наделяла С. правом распоряжения, владения  и пользования квартирой, в том числе правом на заключение договора купли-продажи квартиры от 31  марта 2007 года, его подписания от имени Н.

При изложенных обстоятельствах договор купли-продажи квартиры от 31 марта 2007 года являлся недействительнымна основании ст. 168 ГК РФ, поскольку не соответствовал требованиям закона, в частности положениям ст.ст. 182, 185, 209, 288, 549 ГК РФ.

В виду того, что договор  купли-продажи квартиры от 31 марта 2007 года признан недействительным, Н. предъявила требования к Е. о возврате спорной квартиры в ее собственность. Доводы Е. о том, что он не знал и не мог знать, что приобретает имущество у лица, которое не имело права его отчуждать, суд посчитал состоятельными. Вместе с тем, положения ст. 302 ГК РФ предусматривают  право собственника истребовать имущество от приобретателя в случае, когда имущество похищено либо  выбыло из владения собственника помимо его воли. Суд посчитал законными и подлежащими удовлетворению требования Н. о возврате спорной квартиры в ее собственность. При этом суд посчитал необходимым применить последствия недействительности сделок путем прекращения записи регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним  договора купли-продажи квартиры дома по пер.Молодежный г.Чебоксары ЧР, заключенного 31 марта 2007 года между  Н.. в лице С., действующего на основании доверенности № 21-01\152243 от 15 марта 2007 года, и Е.;  права собственности Е. на двухкомнатную квартиру №3 дома № 11 по пер.Молодежный г.Чебоксары ЧР.

Суд учел, что Е. выполнил свои обязательства по оплате спорной квартиры на сумму 1600000 руб. и пришел к выводу, что полученные от продажи спорной квартиры денежные средства  были потрачены С. на личные нужды, вследствие чего, при применении последствий недействительности сделок, суд посчитал необходимым взыскать с С. в пользу Е. незаконно полученные им от продажи спорной квартиры  денежные средства. В виду недействительности договора купли-продажи квартиры от 31 марта 2007 года, возврата спорной квартиры в собственность Н., исковые требования Е. к Н-вым,   Управлению Федеральной миграционной службы по Чувашской Республике-Чувашии о признании прекращенным права пользования жилым помещением - квартирой дома по пер.Молодежный г.Чебоксары Н-вых, об обязании отдела Федеральной миграционной службы по Калининскому району г.Чебоксары Чувашской Республики снять с регистрационного учета по указанной квартире Н-вых, суд признал незаконными. Суд решил признать недействительной доверенность, выданную Н. на имя С.; признать недействительным договор купли-продажи   двухкомнатной квартиры дома  по пер.Молодежный г.Чебоксары Чувашской Республики, заключенный 31 марта 2007 года между Н. в лице С.; прекратить  в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись регистрации  договора купли-продажи квартиры; прекратить в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись регистрации права собственности Е. на двухкомнатную квартиру  дома по пер.Молодежный г.Чебоксары Чувашской Республики; возвратить двухкомнатную квартиру дома по пер.Молодежный г.Чебоксары Чувашской Республики в собственность Н.; взыскать с С. в пользу Е. в счет возврата денежных средств, уплаченных по договору купли-продажи квартиры дома по пер.Молодежный г.Чебоксары Чувашской Республики от 31 марта 2007 года,  1470000  руб.; отказать Е. в удовлетворении исковых требований  к Н-вым,  Управлению Федеральной миграционной службы по Чувашской Республике-Чувашии о признании прекращенным право пользования жилым помещением квартиры дома по пер.Молодежный г.Чебоксары Н-вых, об обязании отдела Федеральной миграционной службы по Калининскому району г.Чебоксары Чувашской Республики снять с регистрационного учета по указанной квартире Н-вых.

По другому гражданскому делу в удовлетворении требований о признании недействительным договора передачи квартиры, применении последствий недействительности сделки отказано  в связи с тем, что истец не доказал, что сделка  приватизации квартиры была совершена под влиянием обмана.

Д. обратился в суд с иском к Д-вым о признании недействительным договора передачи от 20 июня 2005 года квартиры в доме по ул. Шумилова г. Чебоксары, применении последствий недействительности сделки, вернув стороны в первоначальное положение.

В ходе судебного заседания установлено, что 20 июня 2005 года между администрацией г. Чебоксары  и Д-ми заключен договор передачи, на основании которого последние бесплатно получили в личную собственность двухкомнатную квартиру  в доме по ул. Шумилова г. Чебоксары. Д. 13 марта 1991 года был выдан ордер на вселение в данную квартиру, в который были включены Д-ва О.Г. – жена истца и дочь Д. В своем заявлении Д. изъявил желание на приобретение данной квартиры в собственность Д-вых в порядке приватизации, отказавшись от участия в приватизации.

В соответствии по ст.179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего. Обман может выражаться как в совершении действий, сообщении ложных сведений, так и в бездействии, умолчании о фактах, имеющих значение или  могущих повлиять на совершение сделки. Истец обосновывает требование о признании договора передачи недействительным по тем основаниям,  что он подписал заявление об отказе от участия в приватизации квартиры, не читая его, без очков, в результате обмана со стороны ответчиц.  В судебном разбирательстве истец, будучи без очков, смог прочитать текст заявления об отказе от участия в приватизации, пояснил, что текст заявления находится на достаточно отдаленном от него расстоянии. Поскольку текст заявления об отказе от участия в приватизации составлялся не Д-ми и со стороны последних не осуществлялись действия по воспрепятствованию истцу в ознакомлении с текстом данного заявления, суд отказал истцу в удовлетворении требований о признании недействительным договора передачи спорной квартиры. Суд нашел несостоятельным довод представителя истца о том, что Д. подписал заявление об отказе от участия в приватизации квартиры, поскольку страдает психическим заболеванием. В силу ст.177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения. Истцом не заявлялись требования о признании недействительным оспариваемого договора передачи по тем основаниям, что он находился  в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими. Наличие у истца имевшихся заболеваний само по себе не свидетельствует о недееспособности Д. понимать значение своих действий или руководить ими. Суд критически отнесся к показаниям свидетелей, показавших, что в момент подписания заявления Д. находился в состоянии алкогольного опьянения, поскольку достоверных доказательств о том, что Д-вы подали документы на приватизацию квартиры именно в тот день, когда свидетели видели его из окна квартиры, нет. Поскольку суд отказал истцу в удовлетворении требований о признании недействительным договора передачи квартиры в доме  по ул. Шумилова г. Чебоксары, суд посчитал не подлежащими удовлетворению и требования о признании недействительным свидетельства о праве собственности Д-вых, записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, применении последствий недействительности сделки, поскольку в силу ст.2 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» установлено, что государственная регистрация права на недвижимое имущество и сделок с ним - юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права.

Диапазон способов защиты нарушенного права достаточно широк. Нередко истцы, защищая права на недвижимое имущество, обращаются в суд с требованиями о  признании незаконным отказа в приватизации жилого помещения, возложении обязанности по передаче в собственность жилого помещения. 

Например, по гр. делу по иску П. к МУП «Бюро технической инвентаризации и приватизации жилищного фонда» г. Чебоксары, администрации г. Чебоксары о признании незаконным отказа в приватизации жилого помещения, возложении обязанности по передаче в собственность жилого помещения, исковые требования удовлетворены. Истец указал, что дом, в котором находится спорная комната, являлась общежитием, истец вселен в комнату на основании ордера на право занятия койко-места. Помимо истца ордер на койко-место в данном жилом помещении был выдан П., однако последний в комнату не вселялся. В приватизации занимаемого помещения истцу МУП «КРУ ЖКХ» г. Чебоксары  отказано со ссылкой на необходимость согласия всех граждан, занимающих койко-место в комнате. Постанавливая решение об удовлетворении исковых требований, суд пришел к выводу о том, что  истец занимает жилое помещение на условиях социального найма, поскольку в соответствии со ст.7 ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» к отношениям по пользованию жилым помещениями, которые находились в жилых помещениях, принадлежавших государственным или муниципальным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям и использовавшихся в качестве общежитий, и переданы в ведение органов местного самоуправления, применяются нормы Жилищного кодекса РФ о договоре социального найма. Статья 2 закона РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ» предусматривает право граждан РФ, занимающих жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде, (включая ведомственный  жилищный фонд)  на условиях социального найма, с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести жилые помещения в собственность на условиях, предусмотренных указанным Законом, иными нормативными актами РФ и субъектов РФ. Судом установлено, что лицевой счет, открытый на имя П., закрыт с 07 июля 2005 года. С учетом того, что данное койко-место было освобождено, оно не может быть предоставлено иному лицу ввиду отмены специального статуса жилого дома как общежития, суд пришел к выводу о приобретении истцом права пользования комнатой в целом по договору социального найма и чьего - либо согласия на приватизацию комнаты не требуется. Ранее истец участия в приватизации жилого помещения не принимал, жилое помещение предоставлено истцу до 01 марта 2005 года, в связи с чем суд признал отказ МУП «БТИ и ПЖФ» г. Чебоксары в приватизации незаконным и обязал администрацию г. Чебоксары передать комнату в собственность безвозмездно по договору передачи в порядке, установленном ФЗ «О приватизации жилищного фонда в РФ».

Указанное требование рассматривается в исковом порядке, поскольку носит имущественный характер и касается оспаривания действий муниципального предприятия,  в связи с чем в порядке ст.254 ГПК РФ не рассматривается.

При рассмотрении дел по иску о признании права собственности зачастую возникают сложности в применении сроков исковой давности.

Общий срок исковой давности устанавливается в три года. Для отдельных видов требований законом устанавливаются специальные сроки давности.

Приведенный ниже пример свидетельствует о применении исковой давности, что явилось основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

Б., С. обратилась в суд с иском к С., нотариусу Р. о признании свидетельства о праве на наследство по закону недействительным, установлении факта принятия наследства, признании права собственности. В письменном отзыве нотариус Р.  заявила о пропуске срока исковой давности.  Из материалов дела следует, что С. 22 октября 1989 умер. Умерший  являлся отцом истиц, супругом ответчицы С., дедом третьего лица С.. 25 апреля 1991 года  старшим государственным нотариусом Первой Чебоксарской государственной нотариальной  конторы Чувашской АССР Р. С.  выдано свидетельство о праве собственности,  которым  удостоверено, что последней, проживающей по адресу: г. Чебоксары, ул. Северный проезд, являющейся пережившей супругой С., принадлежит право собственности на ½ долю жилого дома; выдано свидетельство о  праве на наследство, которым удостоверено, что наследниками С., умершего 22 октября 1989 года, являются в равных  долях каждый: жена - С., сын – С. Поскольку спор касается наследства, открывшегося в 1989 году, при разрешении настоящего искового заявления должно применяться законодательство, регулировавшее соответствующие отношения в указанный период. В соответствии со ст. 557 ГК РСФСР, действовавшего на момент открытия наследства умершего С.,  получение свидетельства о праве на наследство  является правом, а не обязанностью наследника. Из пояснений истца С., ответчика С. следует, что после открытия наследства отца,  истцы С. и Б. в нотариальную контору с заявлением о принятии  наследства не обращались, поскольку полагали, что после  смерти отца дом был оформлен на мать. Каких-либо  доказательств, свидетельствующих о том, что на момент открытия наследства истцы имели  препятствия для обращения в нотариальную контору в срок, установленный ст. 546 ГК РСФСР, не представили. Не обратившись в нотариальную контору с заявлением о принятии наследства, истцы таким образом распорядились предоставленным законом правом, тем самым, передав право на домовладение другим наследникам.  Следовательно, при выдаче свидетельства о праве собственности на домовладение нарушений закона не допущено. Суд считает несостоятельными доводы истца о том, что С. также не обращался к нотариусу с заявлением, т.к. в силу ст. 557 ГК РСФСР выдача свидетельства о праве на наследство происходит на основании соответствующей просьбы наследников, призванных к наследованию, в нотариальную контору. Как было указано выше, истец и ответчик  и в исковом заявлении, и в ходе судебного разбирательства указывали на то, что истцы в тот момент полагали, что наследство оформлено на мать - С.,  т.е. о нарушении  своих наследственных прав им было известно в период оформления наследства. В соответствии как со ст.ст. 78, 87 ГК РСФСР, так и ст.ст. 196, 199  ГК РФ общий срок исковой давности  составляет три года,  истечение срока исковой давности  является основанием к отказу в иске. Таким образом, срок исковой давности истцами пропущен, что является  самостоятельным основанием  для отказа в удовлетворении иска. В соответствии со ст. 546 ГК РСФСР  для принятия наследства наследник должен его принять. Признается, что наследник принял наследство, когда он фактически вступил во владение наследственным имуществом или когда он подал нотариальному органу по месту открытия наследства заявление о принятии наследства. Указанные действия должны быть совершены в течение шести месяцев со дня открытия наследства. Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со времени открытия наследства. Под фактическим вступлением во владение наследственным имуществом, подтверждающим принятие наследства, следует иметь в виду любые действия наследника по управлению, распоряжению и пользованию этим имуществом, поддержанию его в надлежащем состоянии или уплату налогов, страховых взносов, других платежей, взимание квартплаты с жильцов, проживающих в наследственном доме по договору жилищного найма, производство за счет наследственного имущества расходов, предусмотренных ст. 549 ГК РСФСР, или погашение долгов наследодателя и т.п. При этом следует иметь в виду, что указанные действия могут быть совершены как самим наследником, так и по его поручению другими лицами в течение шести месяцев со дня открытия наследства. Суд пришел к выводу о том, что требование Б. и С. об установления факта принятия ими  наследства после умершего Сидорова Н.П.  не  подлежит удовлетворению. Поскольку требование о признании за каждым из истцов права собственности  на 1/8 долю домовладения по улице Северный проезд г. Чебоксары производно от первых  двух требований, в удовлетворении которых судом истцам отказывается, то в удовлетворении последнего требования суд также отказал.

Статья 208 ГК РФ, содержащая открытый перечень требований, на которые не распространяется установленный ст. 196 ГК РФ общий трехлетний срок исковой давности, во взаимосвязи с положениями ст.304 и 305 ГК РФ, направлена на устранение длящихся нарушений прав собственника или иного владельца, не связанных с лишением владения, вне зависимости от истечения сроков исковой давности.

Судьи Калининского районного суда г. Чебоксары с учетом положений статьи 208 Гражданского кодекса РФ правильно подходят к применению сроков исковой давности.

Так, по гражданскому делу по исковому заявлению А. к А. о признании  права собственности на  квартиру суд отказал в применении исковой давности на основании ст.208 ГК РФ.

Суд установил, что решением Калининского районного суда г. Чебоксары от 05 января 1999 года был расторгнут брак между А. и А., зарегистрированный 26 августа 1988 года. 04 октября 1994 года А. полностью внесен паевой взнос в сумме 2439 рублей. Согласно письму ЖК «Будайка» членом кооператива является А., выплаты паевых взносов производились последней с 1991 года по 1994 год. Дом  по ул. Гагарина г. Чебоксары построен силами хозяйственного способа АО «ЧАЗ». 18 июля 1995 года администрацией г. Чебоксары Александровой А.И. был выдан ордер № 666 на вселение в квартиру  в доме по ул. Гагарина г. Чебоксары, в который также включены А. - муж, А. - сын. По информации МУП «БТИ и ПЖФ» г. Чебоксары сведений о регистрации права собственности на квартиру  в доме  по ул. Гагарина г. Чебоксары не имеется. Как следует из сообщения Управления Федеральной регистрационной службы по ЧР, сведений о регистрации права собственности на квартиру в доме  по ул. Гагарина г. Чебоксары не имеется. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 11 октября 1991 года № 11 «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел по спорам между гражданами и жилищно-строительными кооперативами» отмечено, что право пользования жилыми помещениями в домах жилищно-строительных кооперативов основано на членстве гражданина в кооперативе, а в случае полной выплаты паевого взноса - на праве собственности на квартиру. Согласно п. 2 ст. 7 Закона СССР "О собственности в СССР" собственник кооперативной квартиры может распоряжаться ею по своему усмотрению - продать, подарить, завещать, сдать в наем, обменять и совершать иные сделки, не противоречащие закону. Такое право возникает и в случаях, если квартира получена по наследству, а также в результате заключения договоров дарения или купли - продажи. Согласия кооператива на продажу собственником принадлежащей ему квартиры и совершение других сделок не требуется. Квартира в доме кооператива может принадлежать на праве общей собственности, если, например, паевой взнос за нее был выплачен супругами во время брака, либо на праве общей долевой собственности, когда право на квартиру перешло к двум и более наследникам. В силу ст. 218 ГК РФ член жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или иного потребительского кооператива, другие лица, имеющие право на паенакопление, полностью внесшие свой паевой взнос за квартиру, дачу, гараж, иное помещение, предоставленное этим лицам кооперативом, приобретают право собственности на указанноеимущество. Таким образом, несмотря на отсутствие государственной регистрации права в МУП «БТИ и ПЖФ» и Управлении Федеральной регистрационной службы по ЧР А. приобрела право собственности на спорную квартиру. Согласно ст. 34 Семейного кодекса РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом  супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства. Право на общее имущество супругов принадлежит также супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода. Суд пришел к выводу о том, что доводы ответчицы А. о фактическом неучастии А. в выплате паевых взносов ввиду частого употребления спиртных напитков и небольшого размера заработной платы, являются несостоятельными. В ст. 256 ГК РФ определено, что имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Правила определения долей супругов в общем  имуществе при его разделе и порядок такого раздела устанавливаются семейным законодательством. В п. 1 ст. 39 Семейного кодекса РФ указано, что при определении долей в общем имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Ответчица А. и её представитель С. просили применить срок исковой давности в 3 года и отказать в удовлетворении исковых требований  в связи с тем, что с момента нарушения прав истца прошло 5 лет.

Суд учел, что на негаторный иск требования исковой давности во взаимосвязи с положениями ст.208, 304 ГК РФ, не распространяются,  исковые требования удовлетворены не были.

Другое гражданское дело, приведенное ниже в качестве примера, также свидетельствует о том, что исковая давность применяется не по всем делам данной категории.

Так, по гражданскому делу  по иску  Е. к Д., Д., И. о выселении и снятии с регистрационного учета, встречному иску Д., Д. к Е., Е., Д. о признании права  пользования жилым помещением, суд пришел к выводу, что спорные правоотношения, возникшие между сторонами, являются длящимися, в связи с чем  отказал в применении исковой давности. Рассмотрим  приведенное дело более подробно.

Е. обратился в суд с иском к Д., Д., И. о выселении из индивидуального жилого дома по ул. К. Чуковского г. Чебоксары без предоставления другого жилого помещения и возложении на Управление ФМС России по ЧР в лице отдела по Калининскому району г. Чебоксары обязанности по снятию их с регистрационного учета из указанного дома.  Исковые  требования мотивированы тем, что спорный дом находился в долевой собственности по 1/3 доле в праве за каждым: Е., Е., А. В 2007 году А. подарила свою долю Д. В доме зарегистрированы и проживают ответчики. Ответчики зарегистрированы в спорном доме и проживают в нем без согласия истца, что нарушает его права собственника.

Д. и Д. обратились со встречным иском к Е., Е. и Д. о признании за ними права пользования жилым помещением в жилом доме по ул. К. Чуковского г. Чебоксары. Встречный иск мотивирован следующим. Ответчики по встречному иску являются собственниками спорного дома по одной третьей доле в праве каждый. Истцы же являются членами семьи участника долевой собственности Д., совместно проживают с ней на принадлежащей ей доле дома, ведут общее хозяйство. Они были вселены в спорный дом с согласия ответчиков Е-вых еще в 2001 году. Поскольку между сособственниками не определен порядок пользования принадлежащим им имуществом, являясь членом семьи сособственника, истцы считают, что приобрели право пользования спорным домом. Данное жилое помещение является их единственным жильем.

Проанализировав собранные по делу доказательства, суд пришел к выводу о том, что ответчики Д., Д. и И. вселены в нарушением установленного законом порядка, то есть без согласия всех собственников спорного домовладения, в связи с чем требования истца об их выселении являются обоснованными. При этом доводы представителя ответчиков - адвоката А. о пропуске истцом Е. срока исковой давности не были приняты во внимание, поскольку спорные отношения являлись длящимися и нормы исковой давности к ним не применимы. Однако, принимая во внимание то, что соглашение между всеми собственниками спорного имущества о порядке пользования и владения домовладением, в том числе и праве пользования домом Д. и Д. не достигнуто, указанные граждане являются членами семьи Д., являющейся одним из участников долевой собственности, проживают в спорном помещении, суд посчитал возможным удовлетворить встречные требования указанных граждан о признании за ним права пользования домом  по ул. Чуковского г.Чебоксары. Данное обстоятельство в свою очередь исключает необходимость удовлетворения требований Ермолаева А.В. к Д. и Д. о выселении их из спорного домовладения без предоставления другого жилого помещения и снятии их с регистрационного учета, в связи с чем суд в удовлетворении его иска в указанной части отказал. Требования Е. о выселении И. из спорного дома и снятии его с регистрационного учета суд удовлетворил, поскольку на вселение последнего не было получено письменное согласие истца.

Определение начала течения срока исковой давности вызывает достаточную сложность.

Нерассмотрение вопроса о применении исковой давности по гражданскому делу по иску С. в интересах несовершеннолетней С. к С. о признании договора купли-продажи недействительным, признании записи в Едином государственном реестре прав прекращенной, признании права привело к отмене вынесенного по делу решения. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска по тем основаниям, что при заключении договора купли-продажи квартиры никаких нарушений требования закона или иных правовых актов допущено не было, поскольку орган опеки и попечительства администрации г. Хабаровска в своем заключении не конкретизировал, какая именно квартира должна быть приобретена на имя несовершеннолетней С. с включением ее в договор купли-продажи. Суд указал, что невыполнение ответчиком условий заключения органа опеки и попечительства администрации г. Хабаровска не влечет недействительность оспариваемого  договора купли-продажи,  что С. не лишена возможности в дальнейшем требования возмещения убытков, либо оспаривания сделки купли-продажи квартиры в г. Хабаровске, поскольку условие органа опеки и попечительства при продаже квартиры в г. Хабаровске ответчиком не исполнено по сей день. Кроме того, суд указал, что требование о признании за С. ½ доли в праве общей долевой собственности на спорную квартиру не подлежит удовлетворению, поскольку подано в интересах другого лица – ответчика С. Требования о признании за С. ½ доли в праве общей долевой собственности на спорную квартиру и о прекращении записи в ЕГРП  о правах С. на спорную квартиру, по мнению суда первой инстанции, являются производными от первоначального требования, а потому также подлежат отказу в их удовлетворении. Помимо этого, суд указал, что в связи с отказом в удовлетворении требования о признании сделки недействительной, основания для установления, пропущен ли срок исковой давности для оспаривания указанной сделки, отсутствуют. Кассационная инстанция не согласилась с выводами суда первой инстанции и вынесенное решение отменила, указав, что условие о включении несовершеннолетней С. в договор купли-продажи должно  было быть соблюдено при покупке квартиры в г. Чебоксары, поскольку только под таким условием С. разрешена продажа квартиры в г. Хабаровске.  Во-вторых, в соответствии с действующим гражданским законодательством выбор способа защиты гражданских прав осуществляет само лицо, считающее свои права нарушенными. В третьих, заявленные истцом требования о признании договора купли-продажи квартиры  недействительным и о признании права собственности по ½ доли на эту квартиру за С. и С., являются самостоятельными требованиями, и, более того, являются взаимоисключающими, так как в случае удовлетворения первого требования и признании сделки недействительной, должны быть применены последствия недействительности сделки (двусторонняя реституция), и тогда станет невозможным удовлетворение второго требования о признании права собственности на ту же спорную квартиру по ½ доли за каждой из сторон. В четвертых, было обращено внимание на то, что в соответствии с п.2 ст.199 ГК РФ, истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске. Поскольку в судебном заседании стороной по делу было заявлено о применении срока исковой давности, суд должен был его исследовать и дать правовую оценку, но этого не сделал.

5. Иск собственника об истребовании вещи из чужого незаконного владения (иск не владеющего собственника к владеющему несобственнику о возврате имущества) называется виндикационным.

За указанный период было заявлено всего 4 требования об истребовании имущества из чужого незаконного владения.  Обязанность доказательства неправомерного характера владения вещью ложится на истца, а владелец-ответчик от доказательства основания приобретения им владения освобождается. Если  суду не  были представлены доказательства, что истребуемое имущество находилось во владении  лица, которому предъявлен виндикационный иск, иск удовлетворению не подлежал, поскольку возложить обязанность по возврату отсутствующей у него вещи невозможно.

         По гражданскому делу по иску ОАО «Эткер» к К. об истребовании имущества из чужого незаконного владения, возложении обязанности освободить и передать нежилое помещение установлено, что нежилое помещение, расположенное на первом  этаже жилого девятиэтажного панельного дома по пр. Тракторостроителей г. Чебоксары  принадлежит на праве собственности муниципальному образованию г. Чебоксары  - столице Чувашской Республики. Распоряжением администрации г. Чебоксары  от 19 декабря 2003 года на основании п.8.4 Положения о порядке управления и распоряжения муниципальной собственностью города Чебоксары, утвержденного решением Чебоксарского городского собрания депутатов от 09 июня 1999 года №688, постановлено передать ОАО «Эткер» в безвозмездное пользование указанное нежилое помещение сроком на 5 лет. Между Чебоксарским городским комитетом по управлению имуществом, МУП  «КРУ ЖКХ» г. Чебоксары  и ОАО «Эткер» 22 декабря 2003 года заключен договор пользования, согласно которому собственник - Чебоксарский городской комитет по управлению имуществом при участии балансодержателя – МУП «КРУ ЖКХ» г. Чебоксары  передает, а пользователь -  ОАО «Эткер» принимает в безвозмездное пользование нежилое помещение с 22 декабря 2003 года по 20 декабря 2008 года с целью использования под склад. В августе 2007 года МУП «КРУ ЖКХ» г. Чебоксары  в указанное нежилое помещение незаконно самовольно вселило К. Суд пришел к выводу о том, что К. проживает в нежилом помещении №2 без законных на то оснований, поскольку использование нежилого помещения для проживания действующим законодательством не предусмотрено. Поскольку в судебном заседании был подтвержден факт нахождения спорного имущества во владении ответчика, в добровольном порядке он имущество возвратить отказался, суд удовлетворил требования истца об истребовании нежилого помещения из незаконного владения К. Требования истца об обязании ответчика К. передать нежилое помещение суд оставил без удовлетворения, поскольку спорное жилое помещение предоставлено ответчику не было, и он не обязан его возвращать.

6. Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе в силу ст.302 ГК РФ истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

При рассмотрении дел данной категории судьи устанавливали, каким образом приобретено имущество (возмездно или безвозмездно);  каким образом выбыло истребуемое имущество из владения собственника, а также факты, свидетельствующие о том, что он не знал и не мог знать об отсутствии у лица, у которого приобретено имущество, права на его отчуждение. Ответчиком по данному делу являлся добросовестный возмездный приобретатель спорного имущества. Исковые требования по  делам  данной категории удовлетворялись в случае, когда суд приходил к выводу об отсутствии воли собственника на отчуждение своего имущества либо о недобросовестности приобретателя. Обязанность доказать факт выбытия имущества из владения собственника или лица, которому оно было передано собственником во владение, помимо их воли, лежит на собственнике. Приобретатель должен представить доказательства о том, что приобрел имущество возмездно и что не знал и не мог знать об отсутствии у лица, у которого приобретено имущество, права на его отчуждение.

Так, при рассмотрении гражданского дела № 2-1219-06 по исковому заявлению К. к Н., И. о признании права собственности на домовладение, признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону, признании недействительным договора купли-продажи суд удовлетворил исковые требования, поскольку обстоятельства дела свидетельствуют о выбытии спорного дома из владения истца помимо его воли, в связи с чем он вправе истребовать свое имущество от покупателя - ответчика И.

Судом установлено, что после смерти П. 02 июня 2006 года истец К. в течение шести месяцев вступил во владение спорным домом, что свидетельствует о принятии им наследства, открывшегося после смерти П. Со дня открытия наследства, т.е. со дня смерти наследодателя - 28 мая 2005 года, спорный дом признается принадлежащим К. на праве собственности, так как в силу ч. 4 ст. 1152 ГК РФ принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации. 14 февраля 2006 года нотариусом нотариального округа г. Чебоксары Чувашской Республики Ш. Н. на спорный дом выдано свидетельство о праве на наследство по закону. Указанное свидетельство нарушает права истца как наследника, принявшего наследство, в связи с чем его требование о признании свидетельства недействительным подлежит удовлетворению. Судом принимается во внимание также, что при выдаче Н. свидетельства о праве на наследство по закону не соблюдены требования ч. 3 ст. 1154 ГК РФ, согласно которой лица, для которых право наследования возникает только вследствие непринятия наследства другим наследником, могут принять наследство в течение трех месяцев со дня окончания срока, указанного в пункте 1 настоящей статьи, т.е. по истечении шести месяцев со дня открытия наследства. Наследство в связи со смертью П. открылось 28 мая 2005 года, свидетельство о праве на наследство по закону выдано Н. 14 февраля 2006 года, т.е. до истечения девяти месяцев со дня открытия наследства. По договору купли-продажи от 28 июня 2006 года Н. продала индивидуальный жилой дом по ул. Пархоменко г. Чебоксары И. за 109 000 руб., уплаченных покупателем продавцу полностью до подписания договора.

В связи с тем, что, как установлено судом, собственником спорного дома являлся истец, и полномочия по распоряжению этим имуществом у Н. отсутствовали, договор купли-продажи от 28 июня 2006 года противоречит требованиям закона. В силу ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона, является ничтожной.

Согласно ст. 302 ГК РФ если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель  не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Обстоятельства дела свидетельствуют о выбытии спорного дома из владения истца помимо его воли, в связи с чем он вправе истребовать свое имущество от покупателя - ответчика И.

В соответствии с ч.ч. 1,2 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Вследствие недействительности (ничтожности) договора купли-продажи от 28 июня 2006 года Н. обязана возвратить И. полученные по договору денежные средства в сумме 109 000 руб. Суд решил признать за К. право собственности на жилой бревенчатый дом, находящийся по адресу: г. Чебоксары, ул. Пархоменко, дом № 10; признать недействительным свидетельство о праве на наследство по закону ; признать недействительным договор купли-продажи жилого дома № 10 по ул. Пархоменко г. Чебоксары, заключенный между Н. и И. 28 июня 2006 года; применить последствия недействительности сделки, обязав Н. возвратить И. полученные по договору денежные средства в сумме 109 000 руб. Данное решение на предмет законности проверено судом кассационной инстанции. Верховный Суд Чувашской Республики оставил данное решение без изменения, указав, что суд первой инстанции совершенно верно установил обстоятельства дела.

Реализуя свое право на выбор способа защиты, собственник может обратиться в суд как с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения, если имущество возмездно приобретено ответчиком у лица, которое не имело права его отчуждать, так и с иском о признании соответствующей сделки недействительной и применении последствий ее недействительности. 

При выборе этих способов защиты и разрешении требований по существу возникают некоторые трудности.

В Постановлении Конституционного суда РФ от 21 апреля 2003 года №6-П по делу о проверке конституционных положений п.1 и 2 ст.167 ГК РФ в связи с жалобами ряда граждан указано, что «…Когда по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться в суд в порядке статьи 302 ГК Российской Федерации с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество (виндикационный иск). Если же в такой ситуации собственником заявлен иск о признании сделки купли-продажи недействительной и о применении последствий ее недействительности в форме возврата переданного покупателю имущества, и при разрешении данного спора судом будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, в удовлетворении исковых требований в порядке статьи 167 ГК Российской Федерации должно быть отказано… Добросовестное приобретение в смысле статьи 302 ГК Российской Федерации возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело права отчуждать это имущество, последствием сделки, совершенной с таким нарушением, является не двусторонняя реституция, а возврат имущества из незаконного владения (виндикация). Следовательно, права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного пунктами 1 и 2 статьи 167 ГК Российской Федерации. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются те предусмотренные статьей 302 ГК Российской Федерации основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др.)…»  Таким образом, по иску собственника о признании недействительным возмездного договора,  заключенного лицом, не имевшим права отчуждать указанное в договоре имущество, это имущество не может быть передано собственнику, не являющемуся стороной указанного договора, в порядке применения последствий, предусмотренных ст.167 ГК РФ.

7. В практике Калининского районного суда г. Чебоксары  рассматриваются гражданские дела, в которых одновременно заявлено требование о признании права собственности к лицу, за которым право зарегистрировано, и требование об оспаривании записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущества (о признании недействительной регистрации перехода права на недвижимое имущество). Указанные требования разрешены в одном производстве в исковом порядке. Приведенный выше способ защиты нарушенного права применяется в том случае, когда неправомерные действия ответчика сопровождаются государственной регистрацией права собственности на спорную недвижимость. Случаев разъединения  либо объединения указанных требований среди изученных дел не имеется.

Гражданское дело по исковому заявлению А. к Б., Г. о признании права собственности на одну вторую долю домовладения, признании договора купли-продажи дома недействительным, признании недействительными и прекращении записей в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, прекращении права собственности на дом, переводе прав покупателя по договору купли-продажи.

Суд установил, что К. предоставлен земельный участок на праве бессрочного пользования, значащийся под № (…) по ул. Фадеева пос. Южный г. Чебоксары, для возведения жилого дома и надворных построек. На основании свидетельства о праве на наследство по закону, выданного нотариусом г. Чебоксары ЧР Р. 25 июля 2002 года, право собственности на жилой бревенчатый дом перешло к К. 09 августа 2002 года между А., действующей по нотариально удостоверенной доверенности за К., и Б. заключен договор купли-продажи данного дома. Указанный договор и право собственности Б. на жилой дом зарегистрированы в установленном порядке в учреждении юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. В последующем, 27 июня 2007 года между Б. и Г. заключен договор купли-продажи этого же жилого бревенчатого дома, который также зарегистрирован в установленном законом порядке в государственном органе и получено свидетельство о государственной регистрации права. Суд посчитал, что требования истца о признании за ней права долевой собственности и переводе прав покупателя по договору от 09 августа 2002 года не подлежат удовлетворению исходя из следующего. Согласно ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Право собственности на имущество, которое имеет собственник, в силу п. 2 ст. 218 ГК РФ, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества. При этом в силу ст. ст.433 п. 3, 558 п. 3 ГК РФ договоры продажи жилых помещений считаются заключенными с момента государственной регистрации. В соответствии со ст. ст. 244, 245 ГК РФ по соглашению участников совместной собственности, а при не достижении соглашения по решению суда на общее имущество может быть установлена долевая собственность этих лиц. Если же доли участников долевой собственности не могут быть определены на основании закона и не установлены соглашением всех участников, доли считаются равными. Пункт 5 ст. 244 ГК РФ регулирует порядок установления долевой собственности на общее имущество, находящееся в совместной собственности. Согласно п. 3 этой же статьи общая собственность на имущество является долевой, за исключением случаев, когда законом предусмотрено образование совместной собственности на это имущество. В силу действующего законодательства, в частности, ст. 34 Семейного кодекса Российской Федерации, право совместной собственности в данном случае возникает лишь у супругов.  А. и Б. таковыми не являются, брак между ними не зарегистрирован. Не представлено суду и доказательств, отвечающих требованиям относимости и допустимости, наличия между сторонами соглашения о создании совместной собственности. Как указывалось выше, право собственности на индивидуальный жилой дом, находящийся по адресу: г.Чебоксары, ул. Фадеева, под №  (…), на основании договора купли-продажи от 09 августа 2002 года перешло к Б. Согласно ст. 251 ГК РФ переход доли в праве общей собственности к приобретателю по договору возможен лишь с момента заключения договора, если соглашением сторон не предусмотрено иное. Момент перехода доли в праве общей собственности по договору, подлежащему государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации. На земельном участке по адресу: г.Чебоксары, ул. Фадеева, под № (…) на момент проведения инвентаризации имелись: жилой дом (литера А) с пристроем (литера А1), общей площадью 163,70 кв. метра, сени (литера а1), туалет (литера Б), погреб (литера I), забор (литера II).

В соответствии с п. 2 ст. 271 ГК РФ при переходе права собственности на недвижимость, находящуюся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право пользования соответствующей частью земельного участка на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний собственник недвижимости. Земельный участок, значащийся под № (…) по ул. Фадеева пос. Южный г. Чебоксары, предоставлен на  праве личной собственности К.. Соответственно, в последующем он перешел в пользование К., а затем Б. Поэтому возведенные на нем объекты недвижимого имущества в соответствии со ст. ст. 218 п. 2 и 219 ГК РФ также принадлежали Б., который в силу ст. 209 ГК РФ был вправе распоряжаться принадлежащим ему имуществом. При таких обстоятельствах суд посчитал, что участие А. в строительстве спорного домовладения не может служить основанием для  признания за нейправа собственности на часть построенного имущества, и она вправе требовать возмещения собственником домовладения произведенных затрат. Кроме того, сторона ответчика в ходе судебного разбирательства заявила требование о применении срока исковой давности к спорным правоотношениям. В соответствии со ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности устанавливается в три года. Согласно ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом по заявлению стороны в споре. Истечение срока исковой давности является самостоятельным и достаточным основанием к отказу в иске. В силу ст. 200 ГК РФ течение исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Как видно из материалов дела, по договору от 09 августа 2002 года Б. купил у К. жилой бревенчатый дом, расположенный на земельном участке размером 639 кв. метра, находящийся по адресу: г. Чебоксары, ул. Фадеева, под № (…). О заключении данного договора купли-продажи А. узнала тогда же, т.е. в 2002 году, а с иском о его оспаривании обратилась в 2007 году. Поскольку данная сделка является оспоримой, в соответствии со ст. 181 п. 2 ГК РФ срок исковой давности по ней составляет один год. Однако истицей А. данный срок исковой давности пропущен, в связи с чем в удовлетворении ее требований о переводе прав покупателя по договору купли-продажи от 09 августа 2002 года в размере одной второй доли в праве собственности следует отказать.

Что касается требований истицы А. о признании договора купли-продажи, заключенного между Б. и Г., недействительным; прекращении записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним;  прекращении права собственности за Г. и записи в Едином государственном реестре  прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 26 июля 2007 года, то суд пришел к следующему выводу.

Согласно абз. 10 п. 1 ст. 17 Федерального закона «О государственной регистрацииправ на недвижимое имущество и сделок с ним» обязательным приложением к документам, необходимым для государственной регистрации прав на объект недвижимого имущества, является план данного объекта. Представление указанного плана не требуется, если план объекта недвижимого имущества ранее уже представлялся и был помещен в соответствующее дело правоустанавливающих документов. В соответствии с п. 2 указанной статьи не допускается истребование дополнительных документов, если представленные документы отвечают требованиям ст. 18 данного закона и если иное не установлено законодательством РФ. Как установлено судом,  на момент совершения данной сделки согласно техническому паспорту, составленному МУП «БТИ и ПЖФ» г. Чебоксары по состоянию на 27 августа 2007 года, предмет договора - жилой бревенчатый дом общей площадью 28,10 кв. метра по адресу: г. Чебоксары, ул. Фадеева, отсутствовал, следовательно, договор купли-продажи от 27 июня 2007 года в силу норм ст. ст. 168, 170 ГК РФ являлся недействительным. Однако ввиду того, что истица А. участником данной сделки не является, она лишена права на обращение в суд с иском о признании  ее  недействительной. Соответственно, не могли быть удовлетворены и ее требования о прекращении записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о праве собственности Г. и переводе прав на указанный объект недвижимого имущества. При таких обстоятельствах, суд пришел к выводу о том, что требования истца А. подлежат отклонению в полном объеме.

В суд может быть обжалована и произведенная государственная регистрация сделки, которой самой сделке придается юридическая сила, и (или) регистрация прав по сделке, представляющая собой запись о праве, в которой указываются субъект права (правообладатель), объект права (имущество), вид права (собственность или вещное право), основание (правоустанавливающий документ). Юридически значимой является произведенная в Едином государственном реестре регистрационная запись о правах, а не свидетельство о государственной регистрации, которое лишь удостоверяет регистрацию возникновения и перехода прав на недвижимое имущество. Признание такого свидетельства недействительным не влечет за собой аннулирования самой регистрационной записи, в подтверждение которой оно было выдано. Поэтому в случае удовлетворения жалобы в решении должно быть указано о недействительности непосредственно регистрационной записи о праве.

Случаи прекращения производства по делу в части заявления требования о признании недействительной записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество отсутствуют. Имело место прекращение производства по делу в части прекращения записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество по  гражданскому делу по иску Е. к Х., Управлению Федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике, Г., нотариусу г. Чебоксары  Ш. о признании свидетельства о праве на наследство недействительным, признании наследником по завещанию. Производство по данному делу прекращено в связи с отказом истца Е. от исковых требований ввиду устранения в добровольном порядке описки, допущенной Управлением Федеральной регистрационной службы по Чувашкой Республике при регистрации права общей долевой собственности Х. на квартиру дома по ул. Шумилова г. Чебоксары. Из уведомления Управления Федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике следует, что при внесении  данных в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним и подготовке свидетельства о государственной регистрации права собственности на указанную квартиру в графе «Вид права» была допущена техническая ошибка, а именно: вместо верного «Общая долевая собственность, доля в праве ¾» была неверно указана «Собственность», в связи с чем было принято решение об исправлении технической ошибки. Истцу было предложено повторно обратиться в регистрирующий орган для получения нового свидетельства о государственной регистрации права, в связи с чем производство по делу было прекращено на основании п.4 ст.220 ГПК РФ.

8.                      Согласно ст.4 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственной регистрации подлежат права собственности и другие вещные права на недвижимое имущество и сделки с ним в соответствии со статьями 130,131,132 и 164 ГК РФ, за исключением прав на воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и космические объекты.

При рассмотрении споров, связанных с государственной регистрацией прав (сделок),  к участию в деле привлекается орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним –Управление Федеральной и регистрационной службы по Чувашской Республике. Процессуальное положение органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, не всегда однозначно. В качестве ответчика (заинтересованного лица) Управление  Федеральной регистрационной службы по Чувашской Республики привлекается при обжаловании действий, связанных с государственной регистрацией права (отказ в регистрации, приостановление государственной регистрации, признании государственной регистрации права собственности).

К примеру, по  гражданскому делу по иску М., действующей в интересах И., о признании  договора передачи квартиры, свидетельства о государственной регистрации действительными, Управление Федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике, наряду с МУП «БТИ и ПЖФ» г. Чебоксары,  привлечено к участию в деле в качестве ответчика. Решением суда от 28 декабря 2006 года  признан действительным договор передачи комнаты по тем основаниям, что сделка по передаче комнаты в собственность И., признанной недееспособной, совершена к ее выгоде и не влечет неблагоприятных последствий. Применив положения ст.171 ГК РФ, суд признал действительной сделку, совершенную в интересах гражданина, признанного недееспособным вследствие психического расстройства, и удовлетворил требования М..

В статье 20 указанного Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» предусмотрены основания для отказа в государственной регистрации. В судебном порядке может быть обжалован отказ регистрирующего органа произвести регистрацию сделки и перехода права собственности. Такой отказ допускается, если не соблюдены установленные законом требования для совершения и регистрации сделок. Дела данной категории Калининским районным судом рассматриваются в соответствии с нормами главы 25 ГПК РФ. Заинтересованным лицом выступает в деле Управление Федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике.

К. Управлением Федеральной регистрационной службы по ЧР было отказано в государственной регистрации права собственности на индивидуальный жилой дом, расположенный по адресу: г. Чебоксары, ул. Нижняя, поскольку дом является самовольной постройкой. Суд отказал в удовлетворении ее заявления, установив, что спорный жилой дом является самовольной постройкой и был построен до отведения заявителю земельного участка. Довод заявителя о том, что  земельный участок принадлежал садоводческому товариществу «Ивушка» сам по себе не подтверждает законность постройки жилого дома, поскольку заявитель не представил суду доказательств того, на каком основании садоводческое товарищество владело земельным участком и было ли разрешено строительство жилых домов его участникам, в связи с чем решение Управления Федеральной регистрационной службы по ЧР об отказе в государственной регистрации права собственности на индивидуальный жилой дом признал принятым в соответствии с законом и в пределах предоставленных полномочий.

Наибольшее количество споров, по которым привлекаются органы, осуществляющие государственную регистрацию, составляют споры о признании права, а также о признании сделок недействительными.  В ряде случаев регистрирующий орган привлекается к участию в деле как соответчик (в основном, когда право уже зарегистрировано). Однако в большинстве случаев Управление Федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике при рассмотрении дел в Калининском районном суде г. Чебоксары  привлекалось в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, поскольку органы, осуществляющие государственную регистрацию на недвижимое имущество, не являются участниками спорных материальных правоотношений и не могут быть нарушителями прав и законных интересов истца, в связи с чем, зачастую представитель привлеченного к участию в деле лица, разрешение исковых требований оставляет на усмотрение суда.

Право на иск возникает с того дня, когда собственник имущества узнал или должен был узнать о нарушении своего субъективного гражданского права. С этого времени начинается течение срока исковой давности.

Основной процент дел, по которым судьи приходили к выводу о необходимости применения сроков исковой давности, составляют споры, связанные с совершением сделок, признании сделок недействительными, применении последствий недействительности ничтожных сделок, а также при заявлении требований о признании регистрационной записи недействительной.

Согласно ст.166 ГК РФ недействительные сделки подразделяются на сделки, признанные таковыми по предусмотренным Кодексом основаниям (оспоримые сделки), и сделки, для признания недействительными которых решения суда не требуется (ничтожные сделки). В зависимости от этого, судьями Калининского районного суда г. Чебоксары применялись специальные сроки исковой давности. Для исков о применении последствий ничтожной сделки статьей ст.181 ГК РФ установлен срок в три года с того дня, когда началось ее исполнение. Срок исковой давности по требованиям о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год.

Так, по  гражданскому делу по иску Д. к Д-вым о признании недействительным договора передачи №04-05-476 от 20 июня 2005 года квартиры в доме по ул. Шумилова г. Чебоксары, применении последствий недействительности сделки путем возврата сторон в первоначальное положение, рассмотренному выше, представителем ответчика было заявлено о пропуска истцом срока исковой давности.

Истец пояснил  о том, что спорная квартира была предоставлена ему 08 февраля 1991 года на семью из трех человек. О своем неучастии в приватизации спорной квартиры в доме по ул. Шумилова г. Чебоксары он узнал в декабре 2005 года от знакомой жены. Из пояснений Д-вой следует, что она полагала, что Д. является собственником квартиры и не знала о его отказе от участия в приватизации, при этом также пояснила, что все правоустанавливающие документы на спорную квартиру она возит с собой, поскольку опасается их пропажи либо отчуждения Д-вой, которой принадлежит ½ доли в праве собственности. Принимая во внимание данные обстоятельства, суд пришел к выводу о том, что истцом Д. срок исковой давности не пропущен.

По другому гражданскому делу по иску М. к К. о признании   недействительным   договора  дарения   1\2  доли   в   праве   общей   долевой собственности на квартиру; применении   последствий   недействительности  сделки   в   виде   возврата   сторон   в первоначальное положение, передачи  1\2 доли квартиры М.;    погашении записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о правообладателе К.  на праве общей долевой собственности; о восстановлении срока исковой давности на подачу указанных исковых требований, также более подробно описанному ранее, срок исковой давности восстановлен.

Суд установил, что спорная недействительная сделка, заключенная сторонами по данному делу, является оспоримой. Спорный договор дарения был заключен сторонами 25 июня 2002 года, в суд с иском о признании сделки недействительной на основании ст. 177 ГК РФ истец обратился 2 октября 2003 года.

Положения п.2 ст. 181 ГК РФ предусматривают специальный срок исковой давности по иску о признании оспоримой сделки недействительной и применении последствий ее недействительности - один год со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

В силу ст. 205 ГК РФ в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности. Суд учел, что в последние шесть месяцев срока давности истец проходил стационарное лечение в виду психического заболевания.  Суд также принял во внимание факт обращения М. 21 августа 2002 года в Калининский районный суд г.Чебоксары с иском к К. о признании спорного договора дарения 1\2 доли квартиры  в доме  по ул.Ашмарина г.Чебоксары на основании ч.1 ст. 179 ГК РФ, как сделки совершенной под влиянием насилия, угрозы, а также кабальной сделки, что свидетельствует об обращении истца за защитой своего нарушенного права.

Поскольку ответчиком нарушено право истца на 1\2 долю в праве общей долевой собственности на спорную квартиру, отец истца М. не являлся участником сделки, суд посчитал несостоятельными доводы ответчика и его представителей о том, что отец истца М. не обратился в суд за защитой нарушенного права его сына и тем самым отсутствуют основания для восстановления срока исковой давности. Суд  восстановил истцу пропущенный срок исковой давности на подачу искового заявления к К. о признании недействительным договора дарения квартиры, применении последствий недействительности сделки и отказал К. в удовлетворении заявления о применении пропуска срока исковой давности на подачу М. указанного искового заявления

Примером применения срока исковой давности может служить гражданское дело по иску Н. в интересах Ф. к А., Управлению Федеральной регистрационной службы по ЧР, Жилищно- строительному  кооперативу «Будайка» о признании незаконной регистрации за ответчиком права  собственности на квартиру  в доме по ул. Гагарина г. Чебоксары, прекращении в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о праве собственности А. В ходе судебного заседания представителем ответчика А.- М. заявлено о применении срока исковой давности, срок течения которого начинался с 04 октября 1994 года. Общий срок исковой давности составляет три года и начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Как следует из материалов дела, паевой взнос был полностью выплачен 04 октября 1994 года. В соответствии со ст.199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске. Суд нашел несостоятельными доводы представителя истца о том, что срок исковой давности необходимо исчислять с момента регистрации права собственности на квартиру  в доме по ул. Гагарина г. Чебоксары за А. Управлением Федеральной регистрационной службы по ЧР, т.е. с 21 июля 2005 года, поскольку в силу ст.218 ГК РФ право собственности на жилое помещение в кооперативном доме возникает у лица, полностью внесшего свой паевой взнос, следовательно, течение срока исковой давности начинается с 04 октября 1994 года-даты выплаты паевого взноса и возникновения права собственности на квартиру у А.

 По другому гражданскому делу по иску  Л. к ООО Менеджерско-коммерческая фирма «Стромон-китр» о признании недействительными договора купли-продажи общежития,  признании недействительным зарегистрированного права собственности на общежитие, признании права пользования жилым помещением на условиях договора социального найма, восстановлении срокаисковой давности на обращение в суд,  в удовлетворении исковых требований было отказано.  Л. мотивировал свои требования тем, что изначально здание общежития по адресу: г.Чебоксары, пр.Тракторостроителей,  в котором находится спорное жилое помещение - комната № (…), находилось на балансе  Чебоксарского монтажного управления треста «ВОЛГОНЕФТЕХИММОНТАЖ» и включено в состав его имущества при приватизации. В последующем здание  было передано АОЗТ «Стромон» (ОАО «Стромон»), являющегося правопреемником ОАО «ВОЛГОНЕФТЕХИММОНТАЖ».

В ходе судебного заседания Л. в лице представителя П., действующего по доверенности, заявлено ходатайство о восстановлении срокаисковой давности по заявленным исковым требованиям на основании ст.205 ГК РФ, поскольку истец не имеет юридического образования, о факте нарушенного права и о возможностях его восстановления ему не было известно.

Представители ответчика ООО Менеджерско-коммерческая фирма «Стромон-китр» директор  К., представители В.,  А., действующие по доверенности,  исковые требования не признали,  также заявили ходатайство о применении пропуска срока исковой давности на обращение истца с заявленными исковыми требованиями в три года, поскольку истец являлся акционером  Чебоксарской фирмы АО «ВНХМ». О факте акционирования государственного предприятия истец должен был знать с 13 сентября 1990 года - даты государственной регистрации АО «ВНХМ». Истец не только знал о наличии на балансе ЧМУ «ВНХМ» здания общежития, став одним из участников ЧФ АО «ВНХМ», но принимал непосредственное участие в разгосударствлении путем акционирования всего имущества, находящегося на балансе  ЧМУ треста «ВНХМ» и получения от государства имущества предприятия в виде акций. Став акционером АО «ВНХМ», истец как минимум с 03 апреля 1991 года должен был знать о стоимости и составе переданного от государства имущества, в том числе здания общежития. В суд истец обратился с иском о признании недействительными договора купли-продажи общежития,  зарегистрированного права собственности 04 мая 2008 года, то есть с пропуском срока исковой давности. Положения ст.ст. 181, 196 ГК РФ предусматривают срок исковой давности в  три года. Суд не нашел оснований для восстановления истцу пропущенного срока, поскольку пропуск  срока имел место более 14 лет. Истцом не представлены доказательства, свидетельствующие о его неграмотности, отсутствии образования.

На основании изложенного, учитывая, что ответчик заявил ходатайство о пропуске истцом срока исковой давности, истцом пропущен срок исковой давности и не подлежит восстановлению, суд посчитал необходимым отказать истцу в удовлетворении исковых  требований к ООО Менеджерско-коммерческая фирма «Стромон-китр» о признании недействительным договора купли-продажи здания общежития;  недействительным зарегистрированного права собственности  в соответствии с записью в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Таким образом, если стороной по делу было заявлено о применении срока исковой давности,  тщательному выяснению подлежал вопрос о распространении его на возникшие между сторонами отношения. Как правило, судьи применяли срок исковой давности по требованиям о признании сделок недействительными, при этом правильно учитывались специальные сроки,  предусмотренные для применения последствий недействительности ничтожных и оспоримых сделок, а также общий срок исковой давности. Помимо этого, правильно учитываются положения ст.208 ГК РФ о том, что на негаторный иск (требования собственника и иного владельца об устранении всяких нарушений его права) исковая давность не распространяется, а для виндикационного иска (истребование имущества из чужого незаконного владения) исковая давность составляет три года.

Проведенный анализ свидетельствует о том, что споры, связанные с защитой прав на недвижимое имущество, в настоящее время представляют большую сложность и актуальность. Заявленные требования являются достаточно разнообразными, поскольку законодательством предусмотрен большой спектр способов защиты прав. Зачастую происходит наложение одного иска на другой, когда правовые идеи виндикации переносятся на иски о признании права собственности, и, наоборот.  По некоторым гражданским делам, наряду с требованием о признании права собственности, достаточно часто рассматриваются требования о признании недействительным свидетельства о государственной регистрации.  Между тем, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики  по гражданскому делу по иску С. к Ч. отменила решение в части признания свидетельства о государственной регистрации права незаконным, указав, что заявленное требование не является материально- правовым требованием, и само по себе признание такого свидетельства недействительным, являющимся лишь правоподтверждающим документом, не влечет каких-либо правовых последствий, поскольку неизменными остаются правоустанавливающие документы, на основании которых произведена соответствующая государственная регистрация. Суд второй инстанции полагает, что решение суда в указанной части могло быть принято лишь после уточнения истицей своих требований. Данное обстоятельство позволяет сделать вывод об отсутствии единообразия практики рассмотрения подобных споров.

Помимо этого, хотелось бы отметить, что отсутствие законодательного определения процессуального положения органов, осуществляющих государственную регистрацию прав на недвижимое имущество в гражданском процессе, приводит к определенным трудностям, так как регистрирующие органы, являются всего лишь исполнителями решения суда, а не участниками спорных правоотношений, и участие их в процессе при рассмотрении дела в порядке искового производства законодательством не предусмотрено.

14.04.2017 00:00

Источник: Юрист по жилищным спорам в г. Чебоксары
Яндекс.Метрика
Вход на сайт